Seraphim_id

Сказки странствий...

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Сказки Странствий
Переношу сюда, чтобы не затерялось в дебрях других записей.

Война
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


*Написано незнакомым подчерком*

Ты просыпаешься. Не сразу открываешь глаза. Ты спал, сидя в неудобном кресле с прямой спиной, шея сильно затекла, коленки упираются во что-то. Ты слышишь негромкий монотонный гул. Ты так и не открыл глаза, но уже понимаешь, что находишься в самолёте. Разумеется, ты не помнишь, как и где сел в него, а также, куда и зачем направляешься. Ты крутишь головой, разминая шею, и только после нескольких оборотов, наконец, открываешь глаза и начинаешь изучать обстановку. Ты сидишь на месте 30A около туалета. Рядов в этом самолёте сорок, но туалеты расположены после тридцатого, а не в хвосте. В каждом ряду по шесть кресел, по три с каждой стороны от прохода. Спинка твоего кресла упирается в стену, поэтому не может откидываться. Пространства для ног катастрофически не хватает. Становится понятно, почему ты так спал, и всё так затекло. Двое твоих соседей также безуспешно пытаются спать. Им даже хуже, чем тебе. Им, помимо прочих неудобств, мешают люди, стоящие в очередь в туалет. Некоторые, особо уставшие стоять, не стесняются облокачиваться на спинки кресел, в особенности на спинку кресла 30C, поэтому даме сидящей там совсем не спится. В этой очереди перманентно человек десять, и она никогда не заканчивается. Салон просматривается до самой кабины пилотов. Бизнес-класса в этом самолёте нет. Ни одного свободного места. Двести сорок человек без учёта экипажа, запертых в тесном пространстве на высоте десять тысяч метров, и всего два туалета. Сколько ещё лететь ты не знаешь, но понимаешь, что можно спросить у стюардесс или у соседей. При этом ты принимаешь решение не делать этого, поскольку через некоторое время экипаж выйдет на связь и всё расскажет. Из того, что ты не голоден, можно сделать вывод, что кормили до того, как ты уснул.

Близится тот момент, когда ты взглянешь в иллюминатор. Ситуация располагает. Ты не хочешь встречаться взглядами со стоящими в очереди людьми, не хочешь читать дурацкий журнал, лежащий вместе с инструкцией по безопасности в кармане спинки сидения перед тобой, не хочешь снова пытаться уснуть. На самом деле ты обожаешь летать. Все перечисленные неудобства и ещё столько же сверху не смогут испортить тебе удовольствие, которое приносит полёт. Сколько бы часов он не длился, всё это время ты находишься в состоянии недостижимом на земле никакими средствами. Это приятнее, чем курить сигарету, лучше, чем алкогольное опьянение, веселее, чем конопля, чище любого наркотика. Весь полёт ты испытываешь непрерывную, ни на что не похожую эйфорию и мечтаешь только об одном: чтобы самолёт разбился. Да-да, именно так, ты не хочешь приземляться, потому что отчётливо понимаешь, что лучше, чем сейчас, на земле не будет никогда и ни при каких обстоятельствах, поэтому и мечтаешь, чтобы всё закончилось именно в этот момент максимального абсолютного абстрактного кайфа. Ты просто не помнишь, что смерть для тебя - не конец. Но раз уж самолёт не падает, можно просто наслаждаться, и иллюминатор может стать в этом отличным помощником. На проплывающую снизу землю, расчерченную на квадратики, можно смотреть вечно. Примерно столько же ты можешь разглядывать облака, если всё затянуто. Если за окном темно, тебя завораживают огни далёких городов. В этот раз именно такой случай. С улыбкой до ушей ты прижимаешься носом к иллюминатору и видишь то, чего увидеть не ожидаешь. Там внизу идёт война.

Местность, над которой пролетает твой самолёт, населена очень густо. Размеры городов не очень большие, их огни медленно проплывают под тобой и непрерывно сменяют друг друга. Тёмное пространство незаселённой земли практически отсутствует, и за каждым скоплением огоньков, будь то город или деревенька, неизбежно следует новый. Красота неописуемая сама по себе. А взрывы, сменяющие друг друга на всей поверхности земли, доступной твоему взору с такой высоты, делают это зрелище настолько прекрасным, что глаз не оторвать. Каждый конкретный взрыв уникален. Он возникает из ниоткуда и сразу становится ярче и гораздо больше по размеру обычных городских огней. Через секунду-другую огонёк взрыва также стремительно и бесследно растворяется в темноте. Он может быть практически любого цвета. Даже с такой высоты можно легко различить его форму. Ты видишь отдельные мощные взрывы, а также те, которые разделяются на несколько огоньков. Видишь залпы, оставляющие за собой яркий длинный след, заканчивающийся взрывом другого цвета. Видишь совместные и каскадные взрывы, которые создают разнообразные геометрические фигуры. Масштаб боевых действий колоссален. Это происходит повсюду. И среди огней городов, и в неосвещённых зонах. Их сотни, а может быть и тысячи в каждую отдельно взятую секунду. После того, как гаснет любой из них, в тот же момент в зоне твоей видимости зарождается сотня других. На высоте десять тысяч метров никаких звуков до тебя, конечно, не доносится, но твой мозг автоматически дорисовывает в воображении и воспроизводит тот грохот, с которым разрывается земля под тобой.

Когда проходит первичный восторг и ты, наконец, обретаешь способность выдохнуть тот воздух, который набрал в лёгкие, выглянув в иллюминатор, не отрывая глаз от этого великолепного буйства красок, ты начинаешь много думать. Сначала ты пытаешься понять, оружие, какого мира, способно создавать такой невероятный цветовой спектр при применении. Вариации жёлтого, оранжевого и красного ожидаемы и, разумеется, наиболее распространены, но также постоянно встречаются синий, зелёный и фиолетовый в широком диапазоне своих оттенков. Приходишь к выводу, что мир, наверняка технически развит до уровня технологий космических сражений и лучевого оружия. Но потом вспоминаешь, что летишь на обыкновенном потрёпанном жизнью самолёте. Значит либо нападение технически развитых инопланетян, либо магия. Следующий естественный вопрос, почему так спокойны люди вокруг? При такой интенсивности боевых действий даже обычный полёт пассажирского самолёта должен быть волнительным процессом, ведь велика вероятность быть сбитыми. Но люди либо пытаются заснуть, либо сонные стоят в очереди в туалет. Возможно, именно так они пытаются абстрагироваться от мыслей об опасности. Или же такое состояние мира перманентно, и люди просто привыкли, поскольку рождаются, живут и умирают с этой войной, как неотъемлемым атрибутом жизни. Не в пользу этой теории говорит внешний вид людей. Ты видел миры, где война никогда не заканчивается. Люди, вынужденные воевать всю свою жизнь, так не выглядят и не бывают такими расслабленными. Они всё время в напряжении, они всегда готовы убивать. Одновременно с этими мыслями твой мозг пытается смоделировать всевозможные сценарии твоих действий после приземления, но быстро бросает это занятие, поскольку остаётся слишком много неизвестных. Ты не знаешь ничего о месте, где приземлишься, и что там будет ждать. Есть ведь вероятность, что война идёт не по всему миру, и самолёт приземлится в нормальных гражданских условиях. Действовать однозначно нужно будет по ситуации. В этот момент ты раздосадован тем, что сеть твоего мобильного телефона недоступна. Ты не можешь даже попытаться позвонить Игорю, а ведь это могло бы существенно упростить ситуацию. Может быть, его и нет в этом мире сейчас, но ты не можешь это проверить. Ты стараешься выкинуть из головы неконструктивные мысли, ни на секунду не отрывая взгляда от земли.

Динамик начинает говорить в точности в тот момент, когда твой мозг начинает улавливать подвох. Ты вдруг начинаешь понимать, что после взрывов внутри городов не гаснут обычные огни освещения. Ты ещё раз акцентируешь внимание, что все взрывы исчезают абсолютно бесследно, не оставляя после себя открытого огня или других разрушительных последствий. Ты не можешь понять, почему все боевые действия идут исключительно на земле, и нет даже намёка на воздушные бои или бомбардировки с воздуха. Ровный, спокойный голос совершенно неожиданно расставляет всё на свои места: «Добрый вечер, дамы и господа, говорит командир корабля. Позвольте сообщить вам немного информации о нашем полёте. Полёт проходит на высоте десять тысяч сто метров, температура за бортом минус пятьдесят градусов, наша скорость составляет восемьсот километров в час. В настоящий момент мы пролетаем над территорией Китая. Сегодня двадцать восьмое января. В Китае сегодня Новый год. Празднования уже начались, поэтому вы можете повсюду видеть фейерверки. Именно в этой стране они были изобретены в двенадцатом веке нашей эры и, как видите, остаются невероятно популярными по сей день. Очень красиво. Ориентировочное время прибытия в аэропорт Толмачёво не изменилось, мы планируем совершить посадку в ноль часов, ноль минут Новосибирского времени. В Новосибирске прохладно. Температура воздуха минус двадцать шесть градусов».

Скорость потока мыслей в твоей голове начинает стремительно снижаться. Следующие два часа, пока самолёт не покидает воздушное пространство Китая, ты уже просто наслаждаешься красотой и великолепием того, что изначально принял за боевые действия. Когда твой мозг не занимают переживания о том, как выжить в условиях, которые ждут тебя внизу, краски становятся ещё ярче, а рисунки, создаваемые фейерверками ещё интереснее. Тебе становится грустно, когда это заканчивается, и земля, усеянная огоньками, сменяется тёмным безжизненным песком пустыни Гоби. Тебе не хватило бы и пяти часов этого зрелища. Два часа просмотра тебя лишь только раздразнили. Когда до посадки остаётся два часа, ещё раз дают перекусить какой-то сэндвич. После этого ты засыпаешь, зная, что проснёшься не более чем через час, когда загорится световое табло «Пристегните ремни» и начнётся посадка. Тебе чертовски интересно, будешь ли ты помнить то, что видел во время этого полёта, или опять проснёшься, не понимая, как попал в этот самолёт. Это один из редчайших моментов, когда ты немного сожалеешь о свойствах своей памяти. Такие воспоминания хочется сохранить на всю жизнь, ведь такого можно больше никогда не увидеть, даже прожив ещё тысячу лет. Какова вероятность оказаться в самолёте, совершающим рейс над территорией Китая в канун их Нового года? Даже при условии близкого к бесконечности количества миров, где можно двадцать восьмого января наблюдать подобную картину, это событие может никогда больше с тобой не произойти. Но ты не сильно расстроен. В конечном итоге ты не будешь ни о чём сожалеть, если не будешь помнить. Спи спокойно.


*Написано подчерком Дмитрия*

Очень любопытно, кто и когда написал это в мой дневник…




Восход красной звезды
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Той весной Седой часто выходил по утрам на завалинку позавтракать свежим творогом, выпить крынку парного молока с мёдом и почитать. В этот час до первых петухов, когда колхоз ещё не начал просыпаться, жить своей жизнью и неизбежно вовлекать аудитора в свои дела, никто не мог отвлечь его от методичного изучения «Дневника Танцора».

Седой вдыхал чистейший утренний деревенский воздух, любовался восходом солнца и бездонным голубым небом. Они жили здесь мирной и размеренной деревенской жизнью уже больше четырёх лет. Почти вся команда, частью которой он уже полноценно являлся. Когда после множества попыток Генри не смог вытащить их с помощью портальной комнаты из Цитадели, было принято решение добираться до корабля альтернативными способами. Тут пошли в ход и расчёты поиска естественных выходов от Игоря, и "сортирная магия" Дмитрия, и даже грубые методы типа "продырявить ткань мира" от Гайдина и Гларна. Всё, кроме самого очевидного и простого - способности Седого. Свои боевые навыки он уже успел продемонстрировать неоднократно, но раскрывать себя как истинного Мироходца Седой не хотел и не собирался. Это должно было стать сюрпризом для команды в случае, если они выяснят, кто он такой, и попытаются его устранить. Его воображение регулярно рисовало коллажи из удивлённых лиц, когда в минуту опасности он исчезнет прямо у них на глазах посреди корабля и перенесётся на один из многочисленных подобных кораблей Аериса, например.

Разоблачение, по мнению Седого, должно было произойти уже давно. Примерно в тот самый момент, когда ранее убитый им Дмитрий был возвращён на корабль живой и здоровый. Оказалось, там его память работает нормально. Это сразу стало очевидно, и Седой уже приготовился убить топором тех, до кого сможет дотянуться и свалить, но Дмитрий по непонятной причине не проявил к нему никакого особого интереса. Распросил всех, откуда взялся новый член команды, как это роизошло, поздоровался с ним тепло, как со старым другом, и отправился заниматься своими делами. Дни напролёт Седой пристально вглядывался в глаза Дмитрия, пытаясь понять, что он задумал, и почему не разоблачает его, но так ничего там и не увидел. Глаза Дмитрия излучали только абсолютное абстрактное счастье вне зависимости от проблем, которые он решал. Шли недели, Седой продолжал держать себя в напряжении, просыпался от кошмаров по ночам, вскакивал с кровати с топором в руках, ожидая увидеть в своей каюте Дмитрия, жаждущего свершить кровавую месть. Но ничего так и не произошло, ни один из членов команды ни словом, ни делом не продемонстрировал негативного отношения к лирическому герою. Медленно, но верно Седой успокаивался. А в странствиях, когда память Дмитрия работала непредсказуемо плохо, чувствовал себя совсем комфортно.

И вот теперь, последовательно пройдя несколько миров, они дружно застряли. В каком-то очередном наполненном магией мирке, через который лежал их путь, они узнали о местном портале, через который можно двигаться дальше. Добрались до обозначенного места без особых проблем, но около портала их поджидали. За время, проведённое на корабле, Седой так и не разобрался, кто и зачем преследует эту практически бессмысленную команду. Ответов не было и у всех остальных. В том лесу около портала они вдевятером отражали нападение двадцати пяти подготовленных существ разных рас, умений и способностей. К порталу команда прорвалась достаточно быстро, но оказалось, что входить в него можно только по одному с разрывами около пяти минут. Почти час они вынуждены были держать оборону под обстрелом, рукопашными и магическими атаками, стараться не погибнуть и в то же время защитить портал, который атакующие старались разрушить, чтобы не дать им уйти. Первой отправили Аню, убившую кого-то большим гаечным ключом, но получившую при этом рваные раны средней тяжести. Второй ушла Рин, обеспечивавшая следующие пять минут непрерывное огневое прекрытие и потратившая таким образом все патроны. Ещё через пять минут Юля закончила устанавливать в соседних кустах самодельную бомбу из каких-то жутких смесей и скрылась в портале. За время следующей перезагрузки Гларн так увлёкся сжиганием двоих огнеупорных врагов, что третий подобрался к нему сзади и нанёс страшный удар по голове, моментально его вырубив. Враг тут же был обезглавлен катаной Ниру, а бессознательное тело Гларна отправилось в портал вне очереди. Далее пришёл черёд Дмитрия. Он не до конца восстановился после переноса всей команды в этот мир своими силами и стремительно становился бесполезен в бою. Так они остались вчетвером. Игорь, Гайдин, Ниру и Седой. После взрыва Юлиной бомбы противник был настолько ошарашен, что наши герои перешли в наступление, которое, правда, быстро захлебнулось, когда Игорю чуть не поотрывали крылья. Гайдин подоспел вовремя, разбросал обидчиков и затолкал изрядно потрёпанного Игоря в портал. До следующей перезагрузки Гайдин интенсивно получал самые разнообразные повреждения. Основные силы атакующие сконцентрировали на нём. Если бы в этом мире он не обладал настолько чудовищной регенерацией, его наверняка убили бы. Связанные боем, Ниру и Седой ничем не могли ему помочь, поэтому через пять минут Гайдин был вынужден отступить в портал. Группа, провалившая убийство Гайдина, разумеется, тут же переключилась на двоих оставшихся. Если бы к этому моменту те не убили всех остальных врагов, скорее всего, не продержались бы. После перезагрузки портала Седой и Ниру ещё некоторое время для вида препирались, кто пойдёт первым, после чего девушка, жаждущая продолжения сражения, и уставшая от аргумента "Ladies First" обманным манёвром запихнула аудитора в портал.

Потом было темно и ощущение свободного падения. Потом вообще ничего не было. Потом Седой проснулся в поле близ колхоза «Красный петушок», в котором команда и пребывала по текущий момент. Правда, чтобы всех там собрать пришлось ещё попотеть. Портал и до вмешательства устроивших засаду работал не лучшим образом, а во время битвы испортился окочательно. Все девять путешественников были перемещены в один и тот же мир, но географически оказались на приличном расстоянии друг от друга. На такой случай, разумеется, был предусмотрен определённый алгоритм действий. В своё время Игорь изобрёл универсальную формулу для определения места встречи в любом мире. Необходимо было учесть буквально несколько общих параметров мира, в котором оказался, провести несколько простеньких вычислений на бумажке, и на выходе получались применимые именно для этого конкретного мира координаты. Ещё Игорь всегда с городостью заявлял, что его формула настолько грамотная, что местом встречи никогда не станет что-нибудь типа вершины Эвереста или Марианской впадины, а будет нормальное легкодоступное место. В результате разделённая команда, даже не имея никакой связи, сможет довольно быстро и без проблем собраться вновь. Входящие данные в этот раз были очень стандартными. Не сходя с места в поле, ковыряя носком ботинка плодородную почву, совсем недавно сбросившую с себя снежный покров, вдыхая сельские запахи, жмурясь на полуденное солнце в голубом небе над головой, Седой уже не сомневался, что находится в мире группы E*. Эта группа обладает парой замечательных общих свойств. Первое: единственной установленной разумной расой, населяющей мир, являются люди. Второе: исторически единственным местом появления этой расы в каждом из этих миров является планета Земля. Для миров этой группы место встречи не требовало никаких расчётов. Все члены команды Летучего Голландца, кроме капитана, разумеется, наизусть знали координаты. 54° 50' 40'' северной широты, 83° 05' 42'' восточной долготы. Во многих мирах группы E*, независимо от того, по какому пути развития они пошли, в этом месте располагается Новосибирский Государственный Университет.

Седой начал активную разведку и сбор информации. Он быстро установил, что этот мир является скорее исключением из правил. В этом мире не построили транссибирскую магистраль, поэтому деревня Новониколаевск не превратилась к концу ХХ века в мегаполис Новосибирск. После стандартной Великой октябрьской революции и казни царской семьи деревня была переименована в колхоз «Красный петушок», и осталась на уровне развития примитивного райцентра по сей день. Место встречи, таким образом, находилось в чистом поле на расстоянии двадцати километров от колхоза. Прошвырнувшись по другим окрестным деревням, Седой быстро понял, что находится в какой-то слаборазвитой копии мира E5. Миры группы E5*, кроме двух ранее упомянутых, обладали ещё одним общим свойством. С начала XX века в этих мирах начинала происходить последовательность событий, которая приводила к тому, что в начале XXI века на планете оставались всего два государства, находящихся в состоянии холодной войны. Чаще всего, как в оригинальном мире, ими оказываются Соединённые Штаты Америки и Союз Советских Социалистических Республик. Бывают, правда, варианты, когда в копиях Штаты получаются канадскими, а Союз Республик - китайским. В этом мире политический расклад соответствовал оригиналу, однако сильно отставал уровень развития. В оригинальном E5 США и СССР представляют собой мощнейшие сверхдержавы, обладающие колоссальными природными и человеческими ресурсами. В этой копии ресурсы обоих государств были буквально на исходе. Складывалось ощущение, что разделение мира надвое в течение последних ста лет далось им слишком тяжело. Или Великая Депрессия оказалась слишком суровой. У Седого не было времени копаться в истории. Через десять часов после прибытия он уже добрался до ближайшего центра условной цивилизации - Томска. Аудитору необходимо было связаться с представительством своей Компании в этом мире.

В условиях продолжающегося движения страны по пути социализма, у представительства компании Седого не было больших возможностей в этом мире. Чрезвычайно успешно открыто работая в капиталистических мирах, компания всякий раз оказывалась совершенно не приспособленной и буквально ничего не могла сделать в социалистических условиях. В результате им приходилось залегать на дно и действовать под прикрытием подпольного оппозиционного движения. Тем не менее, мир был сильно ослаблен, и кое-какую помощь Седому обеспечить могли. Лирический герой получил документы, партийный билет и фиктивную историю, представлявшую его перспективным молодым партийным деятелем из Центрального региона, направленным в Сибирь для помощи отсталому региону в развитии сельского хозяйства. Также Седой узнал, что согласно классификации его Компании этот мир имеет код E501.
Апрель ещё не закончился, а Седой уже закопал в поле трупы зверски изрубленного топором председателя колхоза «Красный Петушок» и его жены, и через несколько дней предстал перед доверчивым деревенским населением с докладом. Аудитор знал, как важно первое впечатление и включил свою харизму на полную катушку. Он рассказывал о том, как тщательно было проведено расследование в отношении прошлого председателя, как было выявлено, что он на протяжении многих лет воровал казённые средства, выделяемые на нужды колхоза, а когда понял, что вскоре всё откроется, поспешил уехать в Штаты вместе с женой. Дальше Седой много говорил, какой честью стало для него назначение в этот райский уголок, каких великих результатов достигнет колхоз под его руководством, а в довершение всего стал ещё и сыпать цифрами, во сколько раз он намерен увеличить площадь пахотных земель, производство злаковых, поголовье скота, ежедневные надои и прочее. После шестидесятипятилетнего дедка на энергичного молодого парня, разумеется, смотрели, открыв рты. За долгое время, что прошлый председатель управлял колхозом, у многих накопились обиды, поэтому они спокойно и даже с оттенком радости приняли такие новости. Те, кто оставался с председателем в хороших отношениях, и даже дальние родственники тоже поверили в историю Седого. Дети председателя, к их счастью, в колхозе не проживали. Взрослые сын и дочь давно отучились в Томске и по слухам перебрались куда-то в Уральский регион. Седому это было только на руку. Меньше пришлось топором махать. С этого момента лирический герой находлся там, где было нужно (в двадцати километрах от места встречи), и даже обладал некими ресурсами для поиска тех, кто по тем или иным причинам до места добраться не мог.

На поиски в итоге ушло много времени. Первым нашёлся Игорь, приехавший на угнанном запорожце откуда-то из подмосковья примерно через неделю после того, как Седой возглавил Колхоз. Сначала Игорь своими глазами убедился в том, что Новосибирска по сути не существует, а на месте, где обычно стоит НГУ действительно чисто поле, потом буквально случайно завернул в «Красный петушок» купить еды и наткнулся на Седого. Через несколько дней новый председатель Колхоза представлял жителям нового агронома. Старый как раз очень воворемя вышел на пенсию.

До конца весны до Колхоза добралась Юля, а также Гайдин и Рин. Юля изначально оказалась в Томске, но по какой-то причине больше месяца не могла преодолеть 300 км до места встречи. На вопросы, чем опять её так надолго поработил этот город, она только морщилась и отшучивалась. Рин сначала потерялась, потом нашла колхоз, поняла, что у Седого уже всё схвачено и отправилась на поиски Гайдина. Она чувствовала, что он где-то рядом, но искать в окрестных лесах его пришлось долго. Поняв расклад в этом мире, Гайдин решил, что ни за что не будет участвовать в этом фарсе и жил дикарём в лесу. Рин с великим трудом удалось убедить мужа перебраться в колхоз, надавив на его чувство ответственности. Гайдин согласился, что его помощь очень пригодится в поиске оставшихся членов команды, учитывая, что троих из них нужно найти как можно быстрее, потому что Гларн ранен, Дмитрий, скорее всего, ничего не помнит, а Ниру может попасть в какую-нибудь передрягу. Так колхоз приобрёл нового повара и тракториста.

Аня прибыла в «Красный петушок» в конце лета. После перемещения она оказалась в Казани. Она быстро сориентировалась в технически отсталом мире. Её навыки пользовались бы колоссальным спросом в любой точке любого из двух государств. За это время успела побывать в Нижнем Новгороде, в Москве и в Ленинграде. Она нашла то, что искала прежде всего: путь в Красный Сектор (Седой сказал бы в миры группы E4*). Нашла способ пользоваться им без особых ограничений. К этому моменту она уже неоднократно выходила на связь и знала, что Седой хорошо устроился на месте встречи, и как только поняла, что может присоединиться к остальным, спокойно приехала. Она устроилась работать учительницей в сельскую школу. Каждый вечер она уходила домой к сыну, и каждое утро, кроме воскресенья, возвращалась на работу к первому уроку.

Дождливым октябрьским утром Седой улетел якобы в командировку в Москву. На самом же деле в этот момент он отправился вытаскивать Гларна и Ниру. После перемещения Ниру оказалась в Ленинграде. В первую очередь она, естественно, занималась поисками мужа, которого, как мы помним, закинули в портал в бессознательном состоянии. Вскоре, Гларн был обнаружен в одной из центральный московских больниц. Он находился в состоянии длительной комы под постоянной вооружённой охраной. По всей видимости, при обнаружении из-за одежды его приняли за Американского шпиона. Половину весны, целое лето и весь сентябрь Ниру тщетно пыталась вырвать мужа из цепких партийных лап. Она скрывалась от постоянного преследования КГБ, устраивала атаки на больницу, воровала, соблазняла, обманывала, угрожала, шантажировала, несколько раз сама была ранена, но ничего так и не добилась. Гларн всё это время не приходил в сознание. В собственный день рождения Ниру мёрзла на пятом этаже в недостроенном здании и, пытаясь съесть какую-то украденную из гастронома советскую отвратительную на вкус еду, продумывала новый план по освобождению Гларна. В этот момент её нашёл Седой и сходу изложил план действий по эвакуации. Надо было видеть, как в этот момент Ниру смотрела на него. Примерно такими же глазами (как будто хочет его съесть) всегда смотрела на Дмитрия Джулия. 22 октября в Центральном Комитете Коммунистической партии Советского Союза Седой уже подписывал бумаги для перевода Гларна в одну из больниц города Томска для тестирования на нём эксперементального сибирского метода вывода из комы. 25 октября согласно документам больница города Томска принимала героически пострадавшего при исполнении служебных обязанностей сотрудника пожарной охраны Петушковского района Томской области Масленникова Руслана Артуровича. 26 октября Седой направил доклад в ЦК КПСС о завершении эксперимента по выводу из комы потенциального американского шпиона неудачей, повлекшей за собой смерть испытуемого. С этого момента Гларн был в безопасности под наблюдением врачей, а Ниру стала новой продавщицей в деревенском сельпо. Разумеется, с помощью Ани из Красного Сектора тут же забрали маленькую Киру.

Однако спасение Гларна и Ниру было не единственным результатом осенней «командировки» Седого. Гуляя по Москве(E501), которая выглядела и соответствовала по уровню развития Москве 50-х годов ХХ века большинства миров группы E4*, в которых Седому довелось побывать, он вдруг увидел афишу с выступлением какого-то невнятного ансамбля русской народной песни и пляски, в составе которого увидел вечно-улыбающееся лицо Дмитрия. Разумеется, как-то вечером после очередной процедуры обивания порогов в ЦК, Седой сходил на это выступление и ожидаемо познакомился с Дмитрием, как в первый раз. Как обычно лирический герой быстро завоевал расположение танцора, рассказал ему про свой колхоз и предложил приехать в гости. Дмитрий долго смеялся, утверждал, что он очень столичный житель и в Сибирь поедет разве что в ссылку, но обещал подумать. Никто и предположить не мог, но под Новый год Дмитрий действительно приехал. Оказывается, их ансамбль развалился из-за каких-то глупых разногласий, новую работу Дмитрию найти не удалось, поскольку всем в его танцах виделся ярко выраженный оттенок западной капиталистической угрозы, средства к существованию подходили к концу и танцор решил попробовать найти что-нибудь за пределами столицы. Он проехал автостопом пол России, рассмотрел несколько неплохих вариантов трудоустройства, но так и не нашёл того, к чему лежала бы душа. Помня о радушном приглашении Седого, после поисков работы в Томске, Дмитрий завернул в колхоз «Красный Петушок» на празднование Нового года, где в течение январских праздников в процессе обильных возлияний и мягкой промывки мозгов со стороны Седого, осознал, что его судьба – руководить домом культуры этого замечательного колхоза. Если бы какой-нибудь контролёр из ЦК оказался на представлении, организованном под руководством Дмитрия и сообщил об этом в Москву, на следующий день Седой и Дмитрий были бы арестованы, а ещё через три дня расстреляны за пропаганду западных взглядов и измену Родине заодно. Но ресурсов и силы тоталитарной власти этого мира катастрофически не хватало на то, чтобы поддерживать идеи развитого социализма даже в столице, не говоря уже о том, чтобы обращать внимание на события в колхозе «Красный Петушок» где-то в Сибири, а сами жители колхоза не стучали, потому что были в полнейшем восторге от новых изысканных шоу и вечеринок в их доме культуры. Наших героев никто не трогал.

В марте в кабинете Седого раздался оглушительный звонок зелёного дискового телефона, и голос заведующего отделением реанимации Томской больницы радостно сообщил, что Гларн пришёл в себя. С этого момента, почти через год после перемещения в E501, команда была в сборе. Можно было начинать думать о способах выбраться. Путь в Красный сектор был налажен, но толку от этого не было никакого, потому что связи с кораблём не было и не предвиделось. E501 ещё менее дружественный к межмировым переходам, чем Красный cектор. Нужен был мозговой штурм и свежие идеи, но заниматься этим оказалось совершенно некому. Дмитрий ничего не помнил. Он заново познакомился с Аней и между ними в очередной раз вспыхнул роман, как с чистого листа. Аня занималась работой и ребёнком на два мира. Игорь настолько вжился в роль агронома, что все его мысли занимала посевная и новые авторские сорта злаковых. Гларн проходил восстановление после травмы головы и нескольких месяцев пребывания в коме. Ниру разводила котиков, занималась рисованием и воспитанием Киры. Гайдин хотел починить трактор (читай сделать так, чтобы трактор взлетел). Рин увлеклась созданием кулинарных шедевров из экологически чистых деревенских продуктов. А Юля, помогавшая Игорю в его селекционных изысканиях, между делом ещё занималась планированием беременности. Все как будто забыли о странствиях и наслаждались обычной посредственной жизнью. Седой тоже окончательно расслабился. По легенде он постоянно уезжал на длительное время на «партийные съезды», а на самом деле перемещался в Красный, занимался нормальной работой, а также проводил время дома с женой и недавно родившейся дочерью.

Так прошло ещё три года. У Юли и Игоря родилась дочка Нюся, а у Седого в Красном секторе родилась вторая дочь. И вот, сидя на завалинке этим прекрасным весенним утром с крынкой молока в одной руке и «Дневником Танцора» в другой, Седой в очередной раз задавался вопросом, не пришло ли время закрыть этот проект. Он так и не разобрался в смысле и целях этой команды, но теперь, когда их странствия и воздействия на мироздание закончились, а «Летучий Голландец» с остальными членами команды четыре года не появлялся на радарах ни одного из миров, дальнейшего смысла в аудиторской проверке он не видел. Седой понимал, что уже и без того слишком долго откладывает принятие этого решения. Было бы неправильным сказать, что он привязался к этим людям, колхоз «Красный Петушок» и тем более мир E501 не представляли для него ровным счётом никакой ценности, но что-то каждый раз останавливало его от того, чтобы в один прекрасный день просто не вернуться с «партийного съезда». Может быть, это была интуиция, а, может быть, в тот момент аудитору просто не хотелось принимать радикальных решений, но с приходом лета стало понятно, что странствия этой команды ещё не закончились, и работы у него будет непочатый край. Оказалось, этот период, вошедший в хроники «Летучего Голландца» под шуточным названием «Восход красной звезды», не был концом пути. Это была всего лишь передышка перед новым этапом странствий и очередным витком приключений.
Но до прихода этого понимания оставалось ещё три долгих месяца, а этим утром в жизни Седого фигурировали только кристально чистый деревенский воздух, глубокое синее небо, потрясающий рассвет, привычная завалинка, поющие цикады, отдалённый лай собак, шелест берёзовых листьев, распустившихся несколько дней назад, тёплый советский плед, крынка молока с мёдом, лоханка творога, пачка сигарет с фильтром «Друг» и «Дневник Танцора».

Он перелистнул страницу и продолжил чтение...




Выстрел в молоко и Blackout
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Он ехал на пассажирском сидении Короллы недавнего года выпуска. Странно было увидеть такую машину, когда просто вызываешь такси в аэропорт.
За окнами пролетали деревья, фонари и светлеющее перед рассветом небо с растущим после недавнего новолуния месяцем.
Внезапно завибрировал телефон. Игорь достал его и увидел смс от Гларна: "Мы тебя видим, переключайся на гарнитуру".
Игорь убрал телефон в карман брюк и полез в правый внутренний карман пиджака. Немного покопавшись, он вынул от туда беспроводную гарнитуру, надел её на левое ухо и включил.
- Доброе утро
- Привет
- Здарова
- Ты поздноватенько что-то
- Разве? По-моему, я с часовым запасом, разве нет?
- Да. Но всё равно поздновато.
- Окей, пусть так. Там легкая заминка по дороге возникла, но это не помешало остаться в графике.
- Ок

Машина проехала через шлагбаум парковки у аэропорта.
Игорь рассчитался с водителем по карточке, пожелал приятной смены, забрал с соседнего сиденья футляр от гитары и вышел из машины.

- Ууу.. Что за пафос, Игорь?
- В смысле?
- Ну, гитара я понимаю зачем, но костюм-то?
- Гайдин, мне ж в аэропорт входить. И подозрений там не вызвать.
- Ну ладно, иди давай, ждем на позиции.
- Ага

Игорь направился к зданию аэропорта, по пути доставая телефон и делая звонок:
- Да, привет, Альфонс
- ...
- Иду через правый вход
- ...
- Окей, ворота "Б"

Игорь вошел в здание аэровокзала и направился к пропускной рамке металлодетектора, по дороге застегивая пиджак. Он встал в очередь третьим. Вынув из карманов мобильный телефон и связку ключей, Игорь положил чехол от гитары на ленту, телефон и ключи в корзинку рядом с металлодетектором, а сам пошел через рамку.
- Струны стянули? - поинтересовался охранник на входе.
- Нет, просто ослабил до висящего состояния.
- Хорошо, проходите.
- Спасибо - Игорь улыбнулся и направился в правую часть здания к выходу "Б".

Отлично лавируя между снующими людьми, ему навстречу шел Альфонс с футляром от гитары на левом плече. Игорь закинул свой футляр тоже на левое плечо и они начали сходиться. Проходя мимо, и слегка задев друг друга плечом, они перекинули лямки и обменялись футлярами. Сразу после этого Игорь направился в сан.узел. Спустившись по леснице на пол пролета, Игорь зашел в кабинку, заперся и открыл футляр. Внутри в мягком каркасе лежала разобранная на три части винтовка. Игорь улыбнулся, нажал на кнопку слива и вышел.
Поднявшись по леснице, он достал телефон и совершил ещё один звонок:

- Юль, привет, ты где?
- ...
- Это, как выходишь, -- сразу слева, да?
- ...
- Понял, выхожу, две минуты.

Игорь направился к выходу из здания. По дороге отбившись от пары таксистов, желающих продать свои услуги, он вышел через две пары раздвижных дверей и свернул налево вдоль здания.
Возле забора сразу после здания стояла Юля в черпой блузке, клетчатой юбке и с большой черной дамской сумочкой.

- Привет
- Привет, - с этими словами Юля протянула ему небольшую деревянную коробочку
- Там три?
- Пять, чтобы полная обойма
- Отлично. И прям сжигает, да?
- Не огнем. Не сильный раствор кислоты. Тебе, в прочем, без разницы чем бумагу уничтожать, да?
- Да, в общем-то. -- Они оба улыбнулись.
- Ладно, беги, я буду у машины.
- Хорошо.

Они обнялись и Игорь направился к соседнему зданию к боковой пожарной леснице, по пути снова включая гарнитуру.

- Итак, я в сборе, корректировки или уточнения есть?
- В рамках конечной цели ничего не изменилось: нужно уничтожить или повредить документы, которые повезет на подпись тот бородатый хмырь.
- Это тот, у которого мы телефон отжали?
- Ага
- Уточнений по нему нет?
- По последней информации, он повезет их в темно-зеленом чемодане, а поедет на такси какого-то мутного цвета, но не черного.
- Седан, хэтч, универсал?
- Нет информации
- Понял, жаль. Выстрел ведь у нас один на троих.
- Это да. Поэтому и на связи постоянно. Будем вместе решать в кого стрелять.
- Понял, звучит разумно. Только решать надо будет быстро.
- Ты там где?
- Да уже по лестнице на крышу лезу, замок легко дался.
- Отлично, располагайся, ждем.

Игорь забрался на крышу, аккуратно подошел к парапету и начал оценивать обзор. Примерно через минуту он сдвинулся на несколько шагов правее, окинул взглядом привокзальную площадь, сел на корточки и открыл футляр.
Сперва из внутреннего кармана он вынул подстилку. Подстилкой оказалась старая желтая штора из плотной ткани. Слекга скривив лицо, Игорь молча расстелил штору и принялся собирать винтовку. Через минуту он достал обойму и открыл деревянную коробочку, которую дала ему Юля. В ней в мягкой форме стояло семь пуль: на двух были синие маркировки, на остальных -- красные. Игорь вставил сперва три с красной, а потом две с синей в обойму, зарядил винтовку и передернул затвор.

- Итак, я на позиции. Мне нужно два выстрела на калибровку прицела и чтобы не холодный ствол.
- Слева от тебя шесть деревьев, в районе начала густой кроны есть несколько спилов от веток, пользуйся.
- Спасибо, Гайдин.

Игорь перевел винтовку на боковые деревья, немного побегал прицелом по ним, пока не заметил старые потемневшие спилы, о которых говорил Гайдин. Выбрав один среднего размера, Игорь прицелился и, задержав дыхание, начал выцеливать. Выстрел. Легкая отдача по плечу и ствол повело немного вверх, даже не смотря на упор в парапет.

- Выстрел не было видно, световая защита от фонарей полностью скрыла вспышку выстрела.
- Отлично!

Игорь навел прицел на срез, в который целился, и увидел, что пуля ушла немного вниз. Немного подкрутив прицел, он выстрелил второй раз. В этот раз пуля оказалась почти там, где нужно, но опять же чуть ниже. Калибровать прицел рабочей пулей он уже не стал, просто запомнил легкое отклонение по высоте. Хотя, если там и правда кислота, то важно просто попасть в дипломат, плюс-минус в центр, дальше химия уже свое дело сделает.

- Всем привет - внезапно нарушил тишину эфира Альфонс.
- О, ты тоже тут?
- Теперь да. Корректировка: парня выискиваем в универсале мутного цвета.
- О, уже сильно лучше - Игорь перевел прицел на привокзальную площадь.
- Очень вовремя, на шлагбаумах два универсала - сосредоточенным голосом сказал Гайдин
- Цвета мутные?
- Один типа мокрого асфальта, а второй коричневатый.
- Гларн, сразу после поворота отсеживаем оба. Первый твой, второй мой.
- Договорились
- Оба проехали, едут почти в параллель
- Ловим

Из-за поворота показались два универсала. Цвета мокрого асфальта ехал первым, а тот, который Гайдин назвал коричневатым -- оказался скорее тёмно-шоколадным и ехал через две машины от первого. Что дополнительно отличало эти два универсала, что на втором горели ярко-рыжие шашечки такси, что дополнительно создавало проблемы в прицеливании. Первый поехал дальше к дальнему терминалу, а второй остановился почти сразу на парковке.

Из коричневого такси вышла пожилая дама в синей кофте и черно-белой клетчетой юбке. Следом за ней вышел водитель, примечательный только своими кавказскими корнями, пышными усами и кепкой. Он вынул из багажника средних размеров чемодан на колесиках, закрыл машину с пульта и направился вместе с пожилой дамой в сторону здания аэровокзала.

- Думаю, пожилая дама и таксист кавказец -- не наш вариант. - отрапортавал Игорь.
- Угу, а у меня тут девчонка с очками, как у Леннона и сноубордом.
- А точно, как у Леннона, а не как у Гарри Поттера?
- Точно, сам глянь!

Игорь перевел прицел к дальнему седану. Рядом с ним стояла рыжая девчонка в синих джинсах и белой футболке и что-то аккуратно перекладывала внутри сумки, которая стояла на заднем сидении. На крыше универсала, на полозья верхнего багажника странной перетяжкой был прикручен сноуборд.
- Слушай, мне вообще пока не видно.
- Да я тоже вскользь увидел, на самом деле.
- О, погоди... Слушай, да там вообще ни те, ни другие. Глянь на форму -- они не круглые, а также плотно подходят к переночице.
- Кстати, да. Показалось. Борд заценил?
- Не, я в них не секу. Вообще. От слова "совсем".
- Ясно

Игорь продолжал осматривать серый седан. В какой-то момент ему показалось, что девчонка смотрела прям на него, вот уже как несколько секунд и улыбалась. Игорь нахмурился и выдвинул внешний щиток на оптическом прицеле, сокращая себе обзор, но уменьшая шанс прицела бликануть.
Глянув в прицел снова, он увидел, как девчонка начала аккуратно разматывать крепление сноуборда.

- Хэй, ещё один едет. Чуть темнее первого.
- Вижу
- Вижу

Из-за поворота выехал ещё один универсал темного грязно-серого цвета, почти чёрного. Задняя полусфера у него была затонированна почти в ноль, передние фары светили довольно тускло, а нормально разглядеть водителя мешала ветвистая трещина на лобовом стекле.
Машина остановилась на стоянке ближнего здания аэровокзала. С заднего сиденья вышел высокий мужчина в черном атласном костюме, белой рубашке и галстуке. На голове у него была шляпа с небольшими полями, похожая на английский котелок, а в руках средних размеров кожаный саквояж.
- Есть подозрения.
- Поддерживаю.
- Сравниваю фото.
- Секунд 20.
- Похож, но я не уверен.
- Думаю, надо стрелять.
- Ммммм... Поддерживаю. Но у меня плохая траектория.
- У меня тоже есть шанс на вылете прострелить ему ногу. Гайдин?
- Уже целюсь. Точно стреляю? Один шанс.
- Да. 7 секунд.
- Стреляй...

Саквояж немного дернулся и из него начало капать что-то белое.

- Быстро уходим. Альфонс -- твой выход - Игорь сдернул гарнитуру с уха.
- Ага.
- Ага.
- Принято, я пошел.

Быстро выдернув обойму, Игорь рассоединил винтовку на части, не очень аккуратно положил их в футляр, скомкал штору-подстилку и, с небольшим усилием застегнув футляр, побежал к лестнице. Предварительно аккуратно выглянув, чтобы его не засекли, он спустился с лестницы, вытер лоб, продышался несколько секунд, после чего накинул футляр на плечо и пошел через лес к парковке за пределами территории аэровокзала.

Минут через пять Игорь уже подходил к машине, возле которой его ждала Юля.
- Успех?
- С некоторой вероятностью. Стреляли без полной уверенности. Ждем информацию от Альфонса.
- Понятно. Поехали?
- Ага.

Игорь достал пульт и открыл машину. Он аккуратно положил футляр на заднее сиденье, сел за руль, вставил и повернул ключ зажигания. Стартер крутил, машина не заводилась.
- Что такое?
- Похоже, что-то с аккумулятором.

Игорь открыл капот, сдернул клемму, потом надел обратно. Щелкнула искра, но очень слабая.
- Похоже, аккум сел.
- Причина?
- Не исключаю, что из-за охлаждения -- опять реле замкнуло.
- Очень плохо, что делаем?
- Скорее всего, я отправлю тебя с винтовкой с этими, а сам, без явных улик, попробую прикуриться от кого-нибудь -- и поеду догонять.
- Давай.

Игорь включил и надел гарнитуру.
- Хэй, Юлю захватите? У меня аккум сел, а с винтовкой тут торчать не хотелось бы.
- ...
- Нет, совсем в ноль. Заряжать минут 20, да и у меня проводов нет.
- ...
- Дальняя часть большой.

- Сейчас приедут.
- Окей.

Игорь достал с заднего сидения футляр и протянул Юле.
- Блин, а чего тяжелая такая?
- Это почти самая легкая - Игорь улыбнулся.
- Блин, вообще.

На парковку завернула машина и направилась к ним. Это был Гайдин и Рин. Юля быстро села за Рин, сдвинув ещё один футляр, Игорь кивнул Гайдину, жестом показал "на связи", отправив кивок в ответ, Гайдин нажал на газ и они быстро уехали.

Игорь пошел бродить по парковке, предварительно заперев машину ключом. Через несколько рядов он увидел, как парни в старой черной Тойоте прикуривали ещё кого-то. Поправив пиджак, он направился к парням.

- Доброе утро. Ещё одного прикурите?
- Привет. А тебе только прикурить?
- Угу. Аккум сел. Свечи целы должны быть.
- А, тогда можно. Ну, мы сейчас вот этого ещё домучаем, а там и тебя тогда.
- Хорошо, конечно. Спасибо.
- А далеко стоишь?
- Вон, через пять рядов.
- Понял. Ну, садись. - Один из парней с этими словами скинул провода со второй машины и со своей, закрыл капот и сел за руль.
Игорь сел на пассажирское и они поехали. Доехав до машины, Игорь вышел, открыл дверь и капот.
Парень взял провода, подцепил к своему аккумулятору, а потом к аккумулятору машины Игоря. Сигналка завыла. Игорь стал жать на кнопку отключения. Но пока он не поднес почти вплотную к блоку под капотом, сигнализация не реагировала и продолжала орать.

Через несколько минут к ним подошел парень, которого прекуривали до и они с водителем начали общаться о чём-то своем. Игорь сел в машину и набрал Гайдину:
- Ну что, как там?
- Мы едем, у тебя как?
- Меня прикуривают каких-то два типа. Чего по выстрелу?
- Альфонс тоже не до конца уверен, но считает, что выстрелили в нужный саквояж.
- Ну и отлично. А чего там из саквояжа капать начало?
- А... - тут Гайдин рассмеялся - у него там ещё бутылка молока была, её я дополнительно и цепанул.
- А молоко химию из пули не нейтрализует?
- Юля говорит, что нет.
- Ну и прекрасно. Ладно, у меня телефон садится. Если что -- лучше через гарнитуру.
- Оке, удачи.
Игорь повесил трубку, на телефоне показывался 1% заряда. Он выключил экран, убрал телефон в карман и вышел из машины.

- Ну что, пробуем?
- Давай. Как только я подгазую -- заводись.
- Оке.

Игорь сел в машину, вставил ключ и стал ждать звука повышенных оборотов. Как только двигатель соседней машины немного завыл -- Игорь повернул ключ. Стартер крутанулся и двигатель заработал. Игорь выдохнул и улыбнулся.
Выйдя из машины, он помог снять провода с аккумулятора, поблагодарил обоих, пожал руки, закрыл капот и сел обратно в салон. Достав телефон, Игорь отправил смс Юле: "всё, я заверлся, выезжаю". Сразу после уведомления о доставке телефон сел.

Когда двигатель немного разогрелся, Игорь включил фары и поехал. Следующей отсечкой нужно было дотянуть до заправки.
Он ехал неспеша, стараясь держаться в "экономных" 105км/ч. В салоне негромко играла музыка, а на дороге впереди начали гаснуть фонари. И пусть было уже скоро светлое время суток, без огней большого города вокруг царило что-то по типу поздних сумерек.
Раздался легкий писк -- это была лампочка топлива.
Игорь сжал губы и отодвинул левый отворот пиджака. Под ним на теле был закреплен странный механизм с круглым датчиком в районе груди. Предпоследнее деление слегка пульсировало красным. Он глянул на доп. источники питания: внутренние источники энергии показывали "красное" или на них на остатках зарядов дергались стрелки, так и не делая следующий шаг. Некоторые уже даже отключились, оставаясь просто темными пятнами. Сердце слегка покалывало. По рукам побежала слабость и тоже начало покалывать, позвоночник заставил полностью утонуть в спинке водительского кресла.
Телефон в очередной раз выдал жалкие попытки включиться, но на этапе показа белого надкусанного яблока тоже потух, выдавая лишь "подключите устройство к источнику питания".

Штиль на улице полностью исключал возможность использования энергии ветра. А вода была где-то далеко.
Лампочка топлива тихо и устало горела рыжим в рамках всей приборной панели, давая понять, что и километраж ограничен. Мелкие химические реакции шли в аккумуляторе, но колеса крутили, восполняя энергетический заряд механизма, но бензиновая стрелка упорно клонилась к нулю.
Сперва в тишине, потом под "Мой рок-н-ролл", на честном слове и наборе мыслей о том, что же делать дальше.

От поиска решений Игоря отвлек писк и "stop" на приборной панели: "Слишком высокая температура двигателя". Пришлось остановиться. Вентилятор охлаждения не крутил. Было похоже, что реле всё же накрылась. До заправки ещё пара километров. Пустая и на половину темная дорога, гарнитура не ловила спутник, прочие источники связи без заряда.
"Помнится, Гайдин и Дмитрий когда-то рассказывали про один трюк" -- подумал Игорь и включил на полную печку, обдувы стёкол и открыл окна. После чего на аварийке покатился с невысокой скоростью. Два километра казались вечностью. Заправка уже давно манила своими огнями, но приближалась очень медленно.

В сотне метров от заправки гарнитура поймала спутник.
- Хэй, есть кто?
- Ага.
- О, Дмитрий, привет.
- Здарова.
- Короче, все на пути к тебе, я на второй заправке, со сломанной машиной, разряженными аккумуляторами и батареями и без связи. Что хуже всего, что спектральный выравниватель в таком же состоянии.
- Паршиво. Засылаю тебе Иктана. Надеюсь, он успеет.
- Было бы неплохо. Жду.

Игорь заправил машину, отъехал от колонки, запарковался в районе выезда с заправки и направился в здание магазинчика.
Доставая телефон из кармана, он подошел к прилавку:
- Девушка, доброе утро, а у Вас зарядки не найдется?
- Только под пятерку.
- Жаль. Тогда я там пятьдесят залил, а ещё мне сендвич с ветчиной и бутылку воды без газа.

Расчитавшись, Игорь вернулся в машину и, неспешно перекусывая, принялся ждать.





В город на Скале Дракона. Часть вторая.
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Привал кончился, Игорь, витая в тумане мыслей, продолжал сидеть на полене и потягивать вино.
- Эй, Каоги, очнись, мы отправляемся – Агарта пощелкала пальцами перед его носом.
- Оу, прошу прощения, задумался
- Да он уже отыгрыш конем продумывает
- Всяко!
Жонглеры дружно рассмеялись, Агарта просто улыбнулась.

Игорь встал и направился в вагончик.
«Эй, Каоги, тебе туда» - раздался за спиной голос Агарты.
Игорь повернулся и увидел, что она указывала на крышу вагончика.
- А чего так? Внутри нельзя? А то я бы не очень хотел бы вот так светиться.
- Извини, Каоги, но вдруг ещё кто заглянет. Тут, пойми, таинство – в конце исказив интонацию, Агарта попыталась добавить мистичности во фразу.
- Ах, да, разумеется – Игорь улыбнулся и по боковой лестнице вскарабкался наверх.

На его удивление, крыша была неплохо оборудована для езды на ней – по всему периметру были закреплены достаточно удобные мягкие подстилки. По его оценкам, на крыше этого вагончика вкруговую могло бы разместиться человек пятнадцать или шестнадцать. Но пока они ехали впятером, поэтому можно было даже прилечь.
Всё ещё генерируя варианты стыковки с движущейся комнатой, Каоги сел лицом к обочине и лесополосе, накинул капюшон и стал воспроизводить в памяти детальную картину вагончика изнутри, дабы сопоставить необходимые точки сцепки и возможность или невозможность подобного исхода.

- Ну что, Каоги, ты решился быть конем? – спросила Агарта, подошедшая к нему со стороны упряжки.
- А то у меня большой выбор – закрыв ладонью глаза от солнечных лучей, ответил Каоги, посмотрев на неё.
- Вот и прекрасно. Держи свой реквизит и почитай рекомендации к роли – с этими словами Агарта протянула ему сумку.
- Ещё что-нибудь, чем мне стоит заняться? – спросил Каоги, забирая сумку.
- Пока нет, развлекайся – с этими словами Агарта развернулась и отправилась по крыше в сторону упряжи.

Каоги открыл сумку и начал изучать содержимое.
«Странные же у них кони» - промелькнула у него в голове мысль, когда к резиновой маске коня он вытащил зеленый плащ и клетчатый шарф.

У нас бы явно шутили про коня в пальто, но они-то откуда могут про это знать? Период зарождения шутки, не иначе… А ты кто? Конь Каоги в пальто!
Игорь шлепнул себя ладонью по лицу и покачал головой.

«А потом ведь ещё будут шутить про Каоги Альбиноса, маска-то с мордой коня белая» - еле слышно на выдохе пролепетал он.

Рекомендации к роли оказались скорее планом постановки и явным образом содержали места и отсечки, где и когда нужно оказаться. А также ненавязчивое предупреждение, что пару раз в коня метнут ножом. И если не дергаться, а стоять ровно, то это точно будет безопасно, в виду профессионализма метателей.

Каоги поморщился от идеи, что в него просто так будут метать ножи, но с другой стороны, он уже много раз был на поле боя и понимал, что если знать, что в тебя метнут или выстрелят – можно грамотно оставлять шлем целью, а самому уворачиваться. После чего, прикинув траекторию ножа в яблоко и маневр уворота, он успокоился.

Через несколько часов, уже в небольших сумерках, показалась деревня.
- Что, Каоги, готов выступать? – послышался голос Агарты.
- А яблочко, в которое ножи полетят, дадите или мне его самому доставать, дабы не в голову?
- Дадим, я думаю. Но ты, если что, подстрахуйся, а то вдруг – в этот раз в голос засмеялись все, включая самого Каоги.

Солнце последними лучами пробежалось по центральной площади деревеньки, название которой так и не осело в голове Каоги. Но оно было как-то на «Т», хотя и в этом он тоже сомневался.
Вагончик остановился и жонглеры стали быстро разворачивать сцену, а Каоги с Агартой отправились разжигать костры. В одной из закрывающихся лавок, Каоги успел добыть яблок, выменяв их на какую-то побрякушку, которая завалялась в мешке ещё с красного сектора.

Не прошло и часа, как жонглеры уже закончили установку сцены и принялись зазывать народ на уличное представление.
- И вы вот так всегда спонтанно и без графика?
- Да. Так люди охотнее приходят. А если заинтересовать кого, возвращающегося с рынка, так это и потенциальные деньги в шляпу.
- Разумно.
- Каоги, иди готовься уже, скоро мы посмотрим, какой из тебя конь, начинаем через 15 минут.

Каоги кивнул, взял реквизит с крыши и отправился внутрь.
Надев маску, он ощутил насыщенный запах резины и краски – маску явно недавно реставрировали. Сразу стало понятно, что излишне долго в ней не походить. И не столько из-за запахов, сколько из-за того, что в ней действительно не так легко дышать.
Он перед зеркалом проверил устойчивость яблока на голове, после чего аккуратно упаковал плащ, меч и сумку в какой-то сундук и стал ждать начала.

«Итак, мы начинаем наше представление!» - раздался снаружи голос Агарты и зазвенели бубенчики вагончика.

Первыми были маленькие постановки, обыгрывающие то ли какие-то басни, то ли какие-то известные жителям этого Мира короткие исторические эпизоды - Каоги так толком и не разобрался.
Судя по всё ещё хлипким аплодисментам, народ только стягивался. На последней из постановок, стало понятно, что и деревенские жители с детишками понабежали, да и выступления артистов оказались им вполне по вкусу.
После постановок пошли выступления с акробатическими номерами.
В какой-то момент в вагончик заглянула Агарта и дала знак, что выход Каоги в следующем блоке. Каоги кивнул и приготовился.

«А сейчас, достопочтенная публика, вы увидите непревзойденное мастерство наших метателей ножей!» - после этих слов Агарты заиграла очень динамичная музыка и толпа начала аплодировать. Каоги выглянул из-за занавеса - его новоявленные коллеги уже демонстрировали публике эффектные трюки в виде сшибания ножами яблок, которыми жонглировала Агарта, попадание "в десятку" мишени ножом, который зажимался между ступнями и метался во время сальто. Публика была в восторге.
Подумав, что терять уже всё равно нечего, Каоги натянул маску и аккуратно выглянул из-за занавеса. Его появление взорвало толпу на гомерический хохот. Быстро поняв, что толпу терять не стоит - он приставил указательный палец к морде своей маски, тем самым прося толпу "не выдавать" его появления, чем породил вторую волну смеха.
Пока метатели демонстрировали чудеса парного жонглирования ножами, Каоги картинными шагами начал красться к корзине с яблоками.
Добравшись, он ещё раз картинно приставил палец к морде и начал распихивать яблоки по карманам. Одно из тех, в которое уже метали нож, он разломил на четыре части и запихнул кусок в рот маски и пропихнул подальше - это в очередной раз очень положительно подействовало на толпу. И тут у Каоги созрела мысль о том, как чуточку себя обезопасить в формате летящего ножа: он взял одно целое яблоко и зафиксировал его в пасти маски коня. Дальше начался пункт сценария, в котором Каоги должен был оказаться с яблоком на голове как раз у мишени. Тут Каоги проявил немного импровизации и стал также крадучись уходить от корзины. Проходя мимо мишени, Каоги картинно споткнулся и распластался. Публика продолжала быть в восторге. Казалось, их уже больше интересуют похождения коня, чем изящные трюки метателей ножей. Каоги щелкнул пальцами, привлекая внимание одного из. Заметив легкий кивок в ответ, Каоги стал потихоньку вставать, выводя по траектории яблоко во рту маски к "десятке". Легкий свист - и нож пригвоздил яблоко в центр мишени. Аудитория взорвалась аплодисментами. Каоги вскочил и начал изображать побег, выкидывая яблоки из карманов себе за спину. Метатели поняли задумку правильно, поэтому ни одно яблоко на пол не упало - все были прибиты ножами к мишени. За окончанием номера Каоги наблюдал уже из-за кулис. Толпа была в восторге, а хорошим подтверждением тому был звон монет в шляпе.
заключительной речи Агарта поблагодарила всех зрителей и когда все пошли на поклон, Каоги опять надел маску и крадучись отправился с другой стороны сцены за яблоками. Он рассчитывал, что будет замечен публикой, поэтому сорвал ещё одну волну аплодисментов. И, захватив корзину с яблоками, вышел на поклон со всеми актерами.

После представления вагончик свернулся и в ночной темноте вся команда выехала за границу деревни, где и развернулись на ночлег.
- А почему не в деревне?
- Из соображений безопасности, Каоги. Как нас, так и деревни.
- В смысле?
- Всегда проще беды: воровство, поломки и так далее - списать на заезжих. А также, оценивая заработок, иногда бывают желащие его отобрать у простых и не оевых циркачей.
- Понял.
- Это твоя доля, кстати. - С этими словами Агарта кинула Каоги мешочек с деньгами.
- Приятно иметь с вами дело. - Каоги улыбнулся.
- Нам с тобой тоже. У нас давно не было такого грациозного коня на выступлениях. - Тут рассмеялись уже все.

После небольшой порции жаренного мяса на ужин Каоги забрался на крышу, завернулся и, перебирая в голове мысли о том, как же его всё же занесло в этот вагончик, заснул.

Утро для Каоги началось с качки. Качка была вызвана неровностями дороги - вагончик уже ехал. Рядом с сидушками, на которых он спал, стояла тарелка ещё с одним куском мяса и яблоком.
Каоги сел и потянулся.
- Доброго утра. Завтрак уже остыл, наверное.
- А чего не разбудили?
- Да мы как-то по привычке.
- Ясно

Каоги аккуратно спустился, залез в вагончик, умылся и полез обратно завтракать.
Через некоторое время к нему подсела Агарта.
- Как самочувствие?
- Непривычно. Да и были опасения. В конце концов, не каждый день в тебя метают ножи и тебе не стоит уворачиваться. А даже скорее наоборот - надо под них подставляться.
- Ничего, привыкнешь.
- Привыкну? А нам вообще долго ещё добираться? Я думал, что пару дней.
- Ещё пять или шесть дней, за которые предстоит с десяток выступлений, так что втянешься. - Агарта улыбнулась, а Каоги тяжело вздохнул.

Дни и представления летели один за одним. Между ними Каоги тренировался с жонглерами-метателями и придумывал и обсуждал со всеми театральные постановки, касающиеся коня.
Вечером шестого дня, обогнув небольшой лесной массив и горный отвал, вагончик вывернул на хорошую дорогу и впереди показались огни Замка.
Теперь ещё и стало понятно почему это скалу называли не просто Скалой Дракона, но и иногда Каменным Драконом: ближе к вершине в две стороны расходились каменные наросты - пережитки того, что скала раньше была частью горной цепи. Но её "соседи" не пережили силу природы, поэтому у этой так и остались эти два "крыла".

Каоги и Агарта сидели на крыше.
- Ну что, Каоги, мы почти у цели. Пришла пора прощаться.
- Да уж. Спасибо вам всем за прекрасную компанию и отличную дорогу
- Когда услышишь трубы или придворного поэта - заползай сразу в вагончик. Выйдешь, как минуем ворота.
- Хорошо. Но почему?
- Ты чужак, так или иначе. Здесь может быть сколь угодно самый добрый в Мире Король, но вопрос безопасности - это вопрос безопасности, а не доброты.
- Логично.

Бубенцы тихо позвякивали на вагончике, с одной из башен раздался сигнал горниста. Каоги по задней лестнице спустился и залез в вагончик.
Через несколько минут вагончик остановился, Каоги прислушался?

- Кто прибывает из ночи? Отзовись друг, не молчи! Всем гостям мы в целом рады, но представиться нам надо.
- Агарта Альтрас, третья дочь Грауса Швица, хозяйка странствующего цирка.
- Агарта, я рад! Сколько лет? Сколько зим? Давно ты у нас не бывала! Эй, стража, не стойте как ансамбль из статуй - пропустите скорее же даму!

Раздался звук открывающихся ворот и вагончик снова поехал.
Черещ несколько минут раздался снаружи голос Агарты: "Выползай давай".
Каоги аккуратно выглянул из вагончика, он стоял в каком-то небольшом переулке, напротив входа стояла Агарта.
- Ну всё, Каоги, вот теперь наш путь окончен. Было действительно приятно с тобой поработать. Не думала, что кто-то твоего или подобного статуса на столько простой и компанейский.
- Я тоже узнал о себе много нового. - с улыбкой произнес Каоги.
- Это тебе маленький подарок в твоих будущих приключениях - с этими словами Агарта протянула Каоги медную монетку на веревочке.
- Талисман?
- Почти. Это своего рода пропуск в большинство заведений этого города.
- Спасибо большое.
- Будь осторожен, Каоги. Ну и помни, что я теперь всегда рада с тобой поработать ещё. Давно мы столько не зарабатывали, конь был великолепен.
- Поддерживаем - согласились жонглеры, сидевшие на крыше.
- Агарта, Мартэн, Фригз, Кирумо, спасибо вам, было приятно. Ну и до следующих встреч.
- Давай, удачи.

Каоги надел монетку и спрятал её за воротник, аккуратно убрал меч под плащ, накинул капюшон, махнул на прощанье цирковому коллективу и вышел из переулка.




Танцо...
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


По портальной комнате пробежала стыковочная волна, свет погас.
Игорь, Гайдин и Альфонс смотрели на старое помещение какого-то шаткого деревянного сарая.

- Что-то он долго
- Да, обычно Дмитрий заходит сразу
- Ещё 7 минут и я иду на проверку. – глянув на часы сказал Гайдин, Игорь кивнул.

В стену рядом с дверью с той стороны что-то ударилось, команда насторожилась, Гайдин уже даже выхватил пистолет из кобуры.
Игорь сделал характерное движение головой, Гайдин и Альфонс кивнули и направились в портальную комнату.
Они вошли внутрь, встали по обе сторону от двери и начали прислушиваться. Обсудив азбукой жестов план, Альфонс резко открыл дверь на четверть, а Гайдин контролировал ситуацию с пистолетом.
Гайдин выбежал наружу, после чего следом выбежал Альфонс. Меньше чем через минуту они заносили израненного Дмитрия в комнату.
Игорь схватил носилки и побежал к ним, отдав приказ сразу отцепляться, как только они выйдут.
На Дмитрие было множество свежих порезов то ли от армейского ножа, то ли от мачете, то ли еще от чего-либо подобного.
Дмитрия быстро увезли в медицинский отсек, где сразу же положили под капельницу и начали перевязку. Когда дошли до левого плеча, Игорь схватил за руку Альфонса, аккуратно надрезал одежду и стал стирать ватным тампоном кровь. На левом плече фиолетовой ручкой и почерком Дмитрия, из того, что можно было разобрать, было написано: «Танцо… 027 аукцион предсказ…»
Игорь сфотографировал надпись с трех ракурсов, попросил сообщить, если вдруг будет что-то еще, после чего отправился в командный пункт.

- Нашел что-нибудь? - спросил вошедший через пол часа Гайдин.
- Немного. «027» - это «2027», это год. «Танцо» - это не «Танцор», как я подумал сперва. Это «Танцовщица». Это картина. В 2027 в Дубаи она была или будет – тут уж как посмотреть – выставлена на аукционе. Но, судя по имеющейся информации, после продажи, но до момента выдачи со склада, она была украдена.
- А разве лоты не вот тут прямо в зале перед всеми?
- Обычно да. Но некоторые, обычно самые ценные, держат в секретной комнате и показывают по веб-камере, сигнал от которой идет по какому-то там супер крутому шифрованному секретному протоколу и каналу.
- Понял. А чего за картина то?
- «Танцовщица», авторство некой или некого Сансары. Почему она стоит таких бешеных денег я так и не понял, но продолжаю искать.
- А про предсказание ничего?
- Вообще порожняк. Как там Дмитрий?
- Жить уже точно будет, но похоже очередная крупная проблема с памятью маячит. – Сказала вошедшая Юля.
- Уже не очень. Ладно, я пока попытаюсь понять что же он нашел, а у вас если что по его здоровью будет – сообщайте.
- Без проблем. Ты тоже держи нас в курсе, если что. – С этими словами Гайдин вышел.
- Угууууу – протянул Игорь уходящему Гайдину.
- А я давай помогу.
- Я только за. Ты же ж куда лучший сёрфер. – Оба засмеялись.

Через несколько часов динамик прошелестел: «Основная команда, собираемся в комнате для совещаний через десять минут. Повторяю: основная команда, собираемся в комнате для совещаний через десять минут».

Через 10 минут Гайдин, Рин, Альфонс, Юля и Игорь встретились в комнате для совещаний.
«Итак, вот какой примерный расклад мы имеем» – сразу начал Игорь – «мы предполагаем, что Дмитрий не нашел фазовый кристалл, но нашел информацию о нем. Что-то типа подсказки.
Так вот, если мы правильно поняли то, что он написал, то в этой картине скрыто или спрятано некое давнее предсказание, которое и является подсказкой о местоположении фазового кристалла»
- А что за тема с предсказанием?
- Исходя из информации, которую накопала Юля, у автора картины бывали видения, которые порой находили отголоски в картинах.
- А фотки картины нет?
- Есть. Но вся инфа, которую я нашла, говорит о том, что в явном виде на самой картине нет ничего.
- То есть, нам надо спереть картину и каким-то чудом выудить некое предсказание?
- Примерно так, да.
- А не получится ли, что это в итоге мы её и украли?
- Надеюсь, что нет. Очень не хочется осознавать, что некоторые фиксированные моменты истории – твоих рук дело.
- Это да. Окей, есть план?
- Плана нет, есть мысли.
- Излагай.
- Я бы в этот раз обошелся без шашлычной, а попытался бы внедриться в штат на этом аукционе, а также выбил бы аккредитацию потенциального покупателя на этот аукцион. Он не закрытый, конечно, но абы кого с улицы не пустят.
- Слушай, ну вот с последним – без Шашлычной никуда. Там же ж чумовая репутация, бабло тоже есть, так что ты и пойдешь аукционить. – По комнате прокатилась волна смеха.
- Окей. Надо будет костюм проверить. – с улыбкой ответил Игорь.
- Рин, ты как на тему в эксперты по искусству?
- Я бы лучше просто в штат устроителей.
- Хорошо, тогда я попробую в штат приглашенных экспертов. Альфонс, сделаешь документы? Личные данные я скину сегодня?
- Не вопрос. Гайдин, мы с тобой на внешней подстраховке? Или рискнем в охрану сунуться?
- Давай в охрану. Если не возьмут – на внешку.
- Договорились.
- Так, отлично, роли раскидали, предлагаю всем озадачиться инвентарем и информационной базой по своим вопросам. После чего сбор вечером и решаем в какую дату цепляемся.
Все утвердительно кивнули и разошлись.

На вечернее совещание каждый пришел со стопкой распечаток, а Гайдин и Альфонс пришли ещё и в черных костюмах и солнцезащитных очках. После непродолжительной дискуссии стало понятно, что каждый понимает поле деятельности и что надо примерно три недели по крайнему сроку, чтобы внедриться в структуры.

Прежде чем все разошлись готовиться к стыковке и ещё раз детально проработать свои роли, Альфонс раздал новые паспорта:
Игорь Человекотудов, СЕО Шашлычной два через два
Юлия Карсон, эксперт по западному направлению в искусстве, масло.
Рин Фловер, СЕО «Флористика & Декор»
Гайдин Смит и Альфонс Смит, охранное агентство «24» имени Джэка Баура.

Утром следующего дня все собрались с большими сумками у портальной комнаты. Высаживаться планировалось в 4 разных места в 4 разные точки.
- Итак, сперва Альфонс и Гайдин, потом Юля, потом Рин, потом Я.
- Окей
- Хорошо
- Ага
- Дальше корабль меня дожидается, потому что я быстро, а также я жду информацию от всех через две недели на месте высадки. Лучше письмом.
Все утвердительно кивнули.

Через несколько минут по портальной комнате пробежала стыковочная волна. И вместе с пожеланиями удачи Гайдин и Альфонс высадились.
Следом Юля и Рин, каждая в своё место, каждая в свое время.
Когда пришла очередь Игоря и пробежала волна, в комнату вошел Гайдин.
- Ну, блин, слава Богу, а то я заждался уже.
- Привет, что такое?
- Я сам вместо писем. В смысле, что вот я и вот письма от остальных
- Что-то я не очень понимаю
- Ну, остальные просочились, кажется. Из нас с Альфонсом взяли одного и, как ты наверное уже понял, не меня. Так что я перехожу в режим «наподхват».
- Всё, понятно. Ну, добро пожаловать на борт, я скоро.

Они пожали руки, Гайдин отправился внутрь, а Игорь наружу.
- Да, кстати, иди вдоль красных деревьев, как выйдешь
- Хорошо, я понял, спасибо.

Выйдя с корабля на улицу, Игорь попал в жаркий и влажный воздух. Первые несколько минут было тяжело дышать и немного закружилась голова. Он прислонился к стене и стал приходить в себя. Дверь, из которой он вышел, была дверью гаража небольшого коттеджа.
Оглядев участок, Игорь заметил и деревья с красными листьями, о которых сказал Гайдин. Вдоль них шла тонкая тропка к дальней калитке с участка.
Немного оклемавшись, Игорь отправился искать стоянку такси.
Выйдя с участка, он попал на небольшую улочку с родни тех, которые показывают в американских фильмах. Очень неожиданно было встретить подобное в таком городе, как Дубаи. Игорю казалось, что тут должно было быть всё также как и в Пекине: толпы народа просто везде. И единственные пара свободных рядом стоящих квадратных метров – крыши. И то не все.
Выйдя из этого квартала, Игорь наконец попал именно туда, куда и ожидал с самого начала: широкая и оживленная улица, толпы снующих людей. Оглядевшись по сторонам, он заметил знак парковки и шашечки и направился туда.
На стоянке для такси было всего три машины, поэтому Игорь выбрал ту, что ему больше понравилась – Мерседес белоснежно белого цвета.
- Good morning sir – проговорил водитель арабской внешности в чалме.
- Hello. Atlantis please
- Atlantis? – водитель вопросительно посмотрел на Игоря
- Atlantis the Palm I mean. Hotel
- Ah ok!
И тут Игорь поймал на себе оценивающий взгляд. Видимо, действительно странно, когда совсем по-простому одетый парень без каких-либо явных признаков колоссального достатка, просит отвезти его в третий по популярности отель в Дубаи.
Игорь слегка улыбнулся, поскольку в Атлантисе только регистрация. Сам аукцион будет проходить в отеле Бурж Аль Араб, более известном как Парус – самом дорогом и престижном отеле Дубаи.

Таксист долго петлял по оживленным улицам и тихим дворикам, так что Игорь успел оценить и кусочки города, и небольшие тихие спальные закоулки.
Когда они прибыли к отелю на краю Пальмового острова, Игорь рассчитался по карте, оставил на чай 10 евро (что примерно 50 дирхам), чем вызвал довольную улыбку таксиста и направился в Отель.
Поинтересовавшись на ресепшене о том, где он может найти кого-либо из организаторов аукциона, он отправился в соседний зал, где по словам сотрудника отеля должен был на диванах рядом с вазой сидеть мужчина в зеленом костюме, а с ним его помощница.
Пройдя по красивейшему холлу, Игорь вошел в своего рода гостевой зал, сделанный не менее прекрасно, чем основной холл. После этих видов Игорь уже боялся представить, что же ждет в Парусе, если этот отель всего лишь третий.
Окинув взглядом присутствующих, Игорь сперва заметил Рин, которая о чем-то разговаривала с каким-то мужиком лет сорока, а только потом большую китайскую (так на первый взгляд предположил Игорь) вазу. Еще немного потянув время, пока мужчина, хотя бы вскользь, зацепит его взглядом, потом направился к ним.
- Добрый день, меня зовут Игорь, я отправлял Вам заявку на аккредитацию на аукционе
- Добрый день. Меня зовут Уолтер Скоутт, а это моя помощница Риньяна
- Очень приятно. – С этими словами Игорь пожал руку Уолтеру и кивнул Рин.
- Итак, Игорь, на моей памяти люди из бизнеса, подобного Вашему, достаточно редкие гости на подобных аукционах. Что Вас привело?
- Обычно люди из общепита не так сильно интересуются искусством.
- Это верно. – Вставил свой комментарий Уолтер.
- На самом деле, мой главный интерес это «Огненная река». Ну и интереса ради посмотреть на легендарную «Танцовщицу».
- Я Вас понял. Вы принесли документы, которые я просил?
- Конечно. Тут все справки, декларации и дополнительно рекомендации.
- Прекрасно. Тогда окончательное решение Вам сообщит моя помощница сегодня вечером.
- Спасибо огромное. Уолтер, Риньяна. – пожав руку и кивнув, Игорь развернулся и отправился обратно на корабль. К вечеру, после подтверждения Рин о том, что аккредитация есть, корабль отстыковался.
Пока шли дни на корабле до аукциона, Игорь вычитал из отчетов кто и где устроился.
Альфонс попал в команду сопровождения, но в охрану непосредственно на аукционе пробиться не смог. Рин устроилась помощницей Уолтера Скоутта, главного распорядителя, что открывало ей очень многие двери на этом аукционе. Юля попала в основную команду экспертов и сумела пробиться в председатели этой оценочной комиссии.

За день до высадки к аукциону Игорь и Гайдин встретились у палаты Дмитрия.
- Доброе утро
- Бодрого. Ты как?
- Нормально, прокручиваю в голове вилки плана.
- А основной какой?
- В идеале бы, чтобы Рин и Юля смогли добраться до картины и попытаться разобраться с предсказанием.
- То есть, найти что-то с ним связанное, сфотографировать, а дальше бы мы уже мозговали?
- Ну, типа того, да.
- А что за вилки?
- Допустим, их не пускают к картине. Или они ничего не находят.
- А допустим, что они ничего не находят потому что это миф и выдумка?
- Этого я тоже опасаюсь
- И что тогда?
- Будем искать кристалл дальше.
- Не самое оптимистичное, но бывало и хуже.
- Это точно. Я вот еще голову ломаю, кто Дмитрия так порезал.
- Я тоже думал на этот счет и пока, опираясь на характер порезов, не смог подобрать оружие, от которого могло такое остаться. Самый рабочий вариант – что-то индивидуальное, лезвие из какого-нибудь сплава, класс оружия – пока полагаю, что мечи.
- Ладно, продолжай искать. Разберемся с оружием – можно будет начать искать. Но потом нам всё равно разбираться с Дмитрием, если у него и правда будет очередной тяжелый виток.
- Ага.

Игорь с Гайдином вернулись в Дубаи за день до аукциона. Прикупив на рынке одежду в стиле местных шейхов, поехали селиться в одну из дешевых гостиниц, максимально близких к Парусу.
Утром Игорю удалось созвониться с Рин, у Юли телефон был вне зоны доступа, а Альфонс просто не взял трубку. Предположили, что Юля на экспертной комиссии в каком-либо экранируемом помещении, а Альфонс либо в пути, либо не по регламенту.
Рин рассказала, что пока всё идет по плану, и проблем с аукционом пока не было. Сообщила, что в последний день аккредитовались ещё несколько странных личностей. Странность состояла в том, что они общались лично с Уолтером, не подавали никаких документов. При этом лоты их основного интереса (три картины, набор китайских игральных костей и греческая ваза) были из первого блока аукциона. И у одного – интересовавшегося единственной выставляемой колодой карт таро – из второго. Про лица тоже нечего было сказать, поскольку все были замотаны в одежды. «Другими словами – документов нет, лиц нет» - подытожила рассказ Рин и повесила трубку.
- Итак, у нас пока все по плану и какие-то мрачные типы
- Может частники или преступники?
- Наверняка. С другой стороны, если мелкие лоты всего лишь повод попасть на аукцион…
- То кто-то тогда и будет тырить картину…
- Похоже на то… И Уолтер, получается, не последний в этом деле
- Надо тогда выдергивать Рин сразу, чтобы её соучастницей не взяли, если что.
- На самом деле, чтобы её не убрали как свидетеля, знавшего о фактах подобной аккредитации.
- Ты прав, я займусь. А ты иди купи свои «Реки» и попытайся хоть что-нибудь придумать с «Танцовщицей».
Игорь и Гайдин кивнули друг другу и разошлись. Игорь отправился через парадную дверь, а Гайдин пошел обходить здание.

Внутри Парус был великолепен. Богаче и изысканнее, пожалуй, Игорь встречал интерьер только в покоях принцев и королей. На входе стоял Уолтер со списком и пропускал в помещение ресторана всех участников аукциона. Кивнув Уолтеру и получив улыбку и приглашающий жест в ответ, Игорь направился в помещение ресторана.
Там стояли стулья в три ряда и уже почти все были заняты. Игорь взял на входе табличку с номером 92 и сел на один из крайних стульев второго ряда.

Во время вступительной речи Уолтера, Рин раскашлялась, извинилась и вышла. Игорь понял, что Гайдин её уже эвакуирует. После вступительной речи Уолтера начался аукцион.
Первое и второе отделения пролетели достаточно быстро, поскольку выставленные лоты обычно отдавались без обильных торгов. Самый продолжительный торг был за колоду карт таро, но один из покупателей перебивал конкурента сразу. В итоге, оппонент сдался, и колода ушла к молчаливому, но видимо очень жаждущему её, господину Деми аль Реди (если Игорь правильно разобрал имя).
Игорь также без проблем купил заявленную картину «Огненная река», после чего неактивно поучаствовал в торгах на другие лоты и стал ждать финальной части.

- Итак, мы переходим к финальному лоту, жемчужине этого аукцона – Танцовщице. - Объявил Уолтер.
– Как вы все наверное понимаете, из соображений безопасности, мы не выставляем картину в этом зале, а будем транслировать изображение.

Включился проектор и на боковой стене появилась картинка с камеры в какой-то комнате, где по центру стояла подставка с картиной.

- Картина была проверена нашими экспертами на подлинность. Вот копия заключения. – С этими словами по залу пробежали помощники и раздали всем интересующимся заверенные копии.
- Оригинал прилагается к картине.

- А можно попросить кого-нибудь показать перед картиной три, пять, три, один, два, большой палец. Чтобы было понятно, что это не запись, а реальная трансляция?

Через несколько секунд сбоку от камеры вышел человек в черном приталенном костюме и показал на камеру три пальца, потом пять, обошел картину, показал три пальца, потом один, потом два. После чего встал перед картиной, вытянул руку вперед и показал большой палец. После этого ушел из кадра. По залу прокатилась волна одобрительного положительного смеха.

Торг начался с пятисот тысяч евро. Тут Игорь сразу поднял табличку. Его в момент перебили ставкой на пятьсот пятьдесят, после чего в бойню он дальше не лез, а просто сидел и смотрел на картину. Внезапно пришло смс от Гайдина: «иди на склад, забей на торги».
Игорь встал и отправился на склад, который располагался в соседнем зале. Там его уже ждал Гайдин и Юля, которая была в парандже. Но её выдали глаза. Игорь тихо кивнул им обоим, обменял талон аукциона на картину, вежливо попрощался и они вышли.
Снаружи их ждал черный джип. Судя по форме, это всё же был Лэнд Крузер, а не Лексус. Хотя, Игорь не стал разбираться, а быстро сел внутрь на заднее сиденье вместе с Юлей. Гайдин прыгнул за руль, на соседнем от него сиденье уже сидел Альфонс. Джип сорвался с места и они уехали в сторону нового места стыковки.
Это была еще одна небольшая тихая улочка Дубаи. Видимо, дома и гаражи там были типовые, поэтому никто не удивился аналогичной сцепке.
Оставив машину в переулке между домами, все забежали в боковую дверь, попав в портальную комнату.

- Итак, что мы имеем?
- Твою картину.
- Классно, я за неё деньги заплатил. Что ещё?
- Вот это. – сказала Юля, скидывая с себя паранджу и протягивая аккуратно заклеенный по периметру небольшой конверт.
- Что это?
- Это было между полотном и подрамником. Я сумела его аккуратно забрать, когда мы взялись проверять полотно.
- Прекрасно, ты умничка! – Игорь обнял Юлю.
- Давайте в лаборатории через десять минут, будем вскрывать.

Через десять минут все те же и Рин, которая уже отошла от той дряни, которую ей дал выпить Гайдин, собрались в лаборатории. Игорь отдал конверт Юле, чтобы она аккуратно растворила клей, чтобы не испортить ни бумагу, ни содержимое.
Через пару минут, Юля развернула конверт. Внутри была игральная карта – цветной джокер. На рубашке тонким маркером было написано: «Колесо Судьбы красное»

- Вот тебе и предсказание
- Да уж…
- Ладно, Альфонс, упакуй на склад.
- Конечно
- Дальше отдыхаем, думаем. Похоже, у нас очередная загадка, с которой в блиц нам не раскидаться. А там, может, и Дмитрий придет в себя и что-нибудь прояснит.

Внезапно заголосила сирена. «Опасность вторжения!»
Гайдин, Альфонс и Игорь, схватив пистолеты, побежали к портальной комнате.
- Что такое
- Вот смотрите, это камера снаружи

На мониторе была дверь в гараж, к которому сейчас стыковалась портальная комната. Рядом с ней стоял человек с какой-то небольшой коробкой и стучался.
- Это же тот чувак, которые купил колоду карт

Как только Игорь это произнес, фигура повертела коробкой в сторону камеры, положила перед дверью и ушла.
- Так, несите, взрывной короб
- Уже
- Гайдин, идем
- Гоу

Игорь и Гайдин быстро нацепили защитные костюмы, взяли короб и отправились к двери. Игорь аккуратно открыл дверь, а Гайдин накрыл коробку прозрачным коробом и аккуратно задвинул дно.
Гайдин неспешно занес короб на корабль и направился в лабораторию, остальные отправились в переговорку. Через сорок минут Гайдин объявил по динамикам: «внутри колода карт таро, бомбы нет».

- И вы не поверите, но среди карт таро есть Колесо судьбы. Оно же Колесо фортуны. – Сказал Юля.
После этих слов все подскочили и побежали в лабораторию к Гайдину.




В город на Скале Дракона
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Он проснулся от звонка будильника. Протянув руку, он взял телефон: на часах было без четверти десять. Отключив два следующих будильника, он лег на спину и протер глаза. В голове ещё висела сонная дымка, но организм уже начал активно переходить в рабочую форму.
Он чувствовал себя выспавшимся и отдохнувшим. Активная работа мозга, быстро вытеснившая сон, поставила в акцент, что сегодня закончилась очередная двухнедельная синхронизация.
«А это значит, что сегодня уже можно будет куда-то отправиться» - произнес Игорь, с улыбкой садясь на кровать.
Он встал, оделся и направился в столовую. Там уже завтракали Юля, Дмитрий и Рин.
- Привет, как отпуск?
- Спасибо, Рин. Кончился, слава Богу. – Все дружно засмеялись.

Игорь прошел к стойке, взял завтрак и присоединился к остальным.

- Ну так, куда сегодня, Дмитрий?
- Пока без каких-то жестких планов, так что можно даже выбрать.
- Ну, я бы в Цитадель смотался, либо, шутки ради, в FFCC613…
- С Цитаделью всё понятно, а 613й – это там, где мы разбились?
- Угу
- И чего нам там делать? Опять Шингарийские отряды по тихой грусти сливать?
- Да меня там до сих пор фантомные пещеры интересуют.
- Слушай, реально – сходи на Дракона в Цитадели. Там тебе и пещеры, и фантомная магия, и есть кого побить. И, заметим, даже без тихой грусти.
На этих словах, делавшая глоток чая Юля, рассмеялась и обрызгала всех сидящих за столом.
Рин встала, вытерла лицо и одежду и пошла к стойке за тряпкой.
Когда последствия чая были устранены, все вернулись за стол и закончили завтракать в тишине, но с улыбкой переглядываясь.

После завтрака Игорь и Дмитрий направились в рубку.
Войдя в рубку, они увидели спящего в кресле Иктана. Нарушив тишину помещения, вошедшие разбудили спящего. Очнувшись, Иктан неспешно поднялся и приветливо улыбнулся вошедшим.
- В комнате уже спать понт?
- Угу, - зевая протянул Иктан – чего-то я с ночной проверки курса сел, а потом вы вошли.
- Бывает. Сходи позавтракай, что ли
- Да, хорошая идея, - с этими словами Иктан ещё раз улыбнулся и вышел.

- Так что, Цитадель и дракон?
- Да, давай. Высадите меня у города на драконьей горе.
- В одиночку собрался, что ли?
- Угу. Не вижу смысла привлекать много внимания отрядом.
- А если тебя, чужестранца такого, там просто грохнут? Мы же до туда так ни разу толком и не дошли.
- Вот как раз и пойду. В крайнем случае, могу попытаться поставить себя, объявив кто я есть.
- Угу, так и представляю: «Сейчас мы тебя грохнем, чужестранец! Не надо, я Каоги Эймер! Ну конечно! Каоги сидит в своей цитадели, а не шляется в одиночку по драконьим скалам, казнить! Бах!»
- Очень оптимистично, да. Тем не менее, я попробую. В добавок, в городе на драконьей горя, как говорят, самый добрый в мире король, вот и заценим.
- Как знаешь.
- Ну а вы сможете хорошо отдохнуть в замке. Возможно будет повод сжечь Гильдию ещё раз, - Игорь рассмеялся.
- Ну, это по части Гларна.
- Но это не повод не напомнить ему, если подвернется случай.
- Тоже верно. Ладно, иди сгребайся, у тебя через час высадка.
- Отлично.

Через час Игорь стоял в доспехах и плаще на входе в портальную комнату.
рядом с ним на полу лежал футляр с мечом, который по какой-то причине не жег именно его.
«Всё готово, цепляемся по третьей волне» - раздался из динамиков голос Иктана.
Игорь кивнул, открыл футляр, вынул меч и вошел в портальную комнату.
Пошла стыковочная волна и Игорь оказался в слегка качающемся помещении. Снаружи доносился скрип колес и легкий звон бубенчиков.
«Похоже, что мы сцепились с какой-то движущейся комнатой» - промолвил вслух Игорь.
«Любопытно, разбирайся, потом расскажешь. Возможно, это интересный конц…» - голос оборвался вместе со второй волной, завершив переход.
Игорь огляделся: это было похоже на какой-то вагончик, который, судя по ощущениям, действительно ехал. Внимательно изучив странную боковую стену, стало понятно, что это постамент раскладной сцены. Судя по прочим предметам в комнате, это было что-то на подобии вагончика бродячих артистов.

Внезапно открылась дверь и в комнату вошла девушка, направляя натянутый лук на Игоря.
На девушке была дешевая потрепанная одежда, при этом волосы были очень ухожены.
Что вызывало диссонанс – золотая диадема, брошь с трехглавым драконом из неизвестного металла и лук (явно ручной работы какого-то из мастеров своего дела).

Девушка пристально посмотрела на Игоря и ослабила тетиву.
- Ну, здравствуй ещё один желающий попасть в город на горе.
- Изумлению Игоря не было предела и он не смог его скрыть.
- Не волнуйся, я уже привыкла к таким внезапным гостям. Каждый раз как я еду в город на горе дракона – у меня в кибитке находится какой-нибудь внезапный гость, которому необходимо попасть в город. Так что, если ты из этих – давай знакомиться.
- Меня зовут Литти, - всё ещё в легком ступоре произнес Игорь
- А меня Авелия, не могу сказать, что приятно познакомиться, но добро пожаловать.
- Ага, - протянул Игорь.
- Хм, ты не понимаешь где ты, да?
- Типа того, - в очередной раз не скрывая своего изумления, протянул Игорь
- Это мой дешевый бродячий цирк. Мы разъезжаем по городам, даем представления за гроши, но тем и живем.
- Ага, за гроши… Я так и понял, - протянул Игорь, ещё раз пробежав взглядом по луку, брошке и диадеме.
- Ты ж не маленький, понимаешь, что в дороге всякое бывает.
- Ах, ну да, конечно, - улыбнувшись и слегка расслабившись ответил Игорь.
- Ладно, пойдем, я тебя познакомлю с остальными.
Игорь кивнул
«Хэй, тормози, привал» - крикнула Авелия и луком постучала в потолок.
По усилившимся вибрациям стало понятно, что вагончик съехал с дороги.

- Ты же понимаешь, что тебе придется работать вместе со всеми? В частности, поучаствовать в паре представлений?
- Разумеется, если это гарантирует попадание в город.
- Вот и договорились. У меня, например, есть вакантное место коня.
Игорь рассмеялся в голос.
- Нет, серьезно, Каоги, подумай об этом. У тебя и имя даже прям такое.
После этих слов Игорь резко напрягся, и его рука вцепилась в рукоять меча.
- Да ладно тебе, я прекрасно знаю кто ты такой… Литти он, ага… Мы знаем больше бродяг и цыган и в замке у вас тоже выступали.

- Агарта, кто это, - спросил какой-то парень (уже замахиваясь ножом) у костра, когда девушка и Игорь вышли из вагончика.
- Агарта? – слегка прищурившись и улыбнувшись, но всё ещё не отпуская рукоять меча, спросил Игорь.
- Авелия, Агарта, Каоги, Литти – ничего не напоминает?
- А, да, точно.
- Это, парни, Каоги Эймер, претендент на наше конновакантное место.
- Каоги? Серьезно?
- Да, собственной персоной, - Утвердительно кивнув, ответила девушка.
- И что, правда, сам Каоги на место коня?
- Думает пока.
- Ну, ладно.
- Знакомься, Каоги, это мои жонглеры: Мартэн, Фригз, Кирумо
- Жонглеры, а также, судя по ножам, метатели, а также неплохие лучники и извозчики, да?
- Разносторонние парни, да. На себя посмотри, ты не один такой, кхм, разносторонний.
Сидевшие у костра парни заливисто рассмеялись.
- Ладно, дуйте сюда, винище в бурдюках греется и свинятина подгорит, де дай Бог.

Игорь сел на одно из поленьев и, потягивая дешевое некачественное вино из предложенного ему стакана, принялся молча изучать своих текущих попутчиков, а также размышлять о том, каким образом он попал сюда, а не в город непосредственно, а также о том, как всё же это возможно цепляться к не статической комнате.


Топор аудитора
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Антагонисты бывают разные. Одному из них посвящается...


Его день как обычно начинался с глухого звука падения будильника на пол. С очередного повторения тупых процедур: завтрака, душа, поиска носков, завязывания галстука. Потом его ждал автомобиль, который он ласково называл "Ведром", пробки, долбоёбы на дорогах и прочие радости жизни уже который день подряд. А по негласной корпоративной политике следовало ещё и улыбку натянуть. Да, он продал душу аудиту. И теперь его утро было именно такое. Бежать теперь некуда. В разговорах с нормальными людьми такие как он стараются показать, как у них всё хорошо, но на самом деле ждут хоть какой-нибудь развязки. Трудовой контракт с одной из 4-х межмировых аудиторских компаний не предусматривает увольнение по собственному желанию. Большинство аудиторов не дотягивают до 10 лет службы. Редкие экземпляры, которые остаются в живых после этого срока обычно списываются компанией "на пенсию" по причине капитального морального истощения. После этого они чаще всего оседают в каком-нибудь спокойном мирке, ведут тишайший образ жизни, стараются не вспоминать годы службы, фактически не пользуются приобретёнными навыками, умирают в глубокой старости в своей постели в окружении большой любящей семьи. Совсем редкий случай, когда за 10 лет этой работы человек не ломается ни физически, ни психологически. Такие пробивают себе дорогу на руководящие позиции. Чаще всего по трупам своих расслабившихся руководителей. Наш герой знал с самого начала, что последнее - совсем не его вариант. Предполагал, что до "пенсии" он тоже не дотянет, но пока ещё оставался порох в пороховницах намеревался побороться как можно дольше.

Он был занят созерцанием своего заспанного пятничного лица в зеркале. Ему казалось, что всего за один год этой работы он постарел лет на 10. На самом деле в свои 23 он выглядел также, как в 18. Разве что седых волос на его голове стало заметно больше. Да и то не от стрессов. Просто наследственность. К тому же седина была ему очень к лицу. В остальном он оставался высоким жгучим брюнетом неплохого телосложения. Он ещё не успел жениться, но до этого события оставалось менее полугода его субъективного времени. По долгу службы он пользовался великим множеством разнообразных имён. Сам себя он иногда публично именовал "лирическим героем". Друзья звали его Миша. Самые близкие ещё со студенческой скамьи использовали прозвище Седой.

Как и все межмировые аудиторы, эту работу он выбрал от жадности. Как и всем ему стало тесно жить в одном мире, захотелось странствий, а также максимально быстрого развития своих способностей, которые он так внезапно начал осознавать. Он прошёл строгий многоэтапный отбор, и с головой окунулся в работу. За этот год от его действий прямо или косвенно пострадали несколько разнообразных структур, выступающих на межмировой арене, а две его способности работали настолько мощно, что удивлялись даже работодатели. Во время отбора его кандидатура породила очень горячие споры и обсуждения внутри службы подбора персонала. Многие специалисты рекомендовали отдать предпочтения другим кандидатам, у которых видимых потенциальных способностей, которые проявились бы после продажи души, было пять и больше. Другие упорствовали и говорили о том, что человека даже с двумя способностями нельзя упускать, если одна из них мироходческая. В результате последние победили, и компания ни разу об этом не пожалела.

Продравшись через утреннюю зимнюю пробку, через полтора часа он доехал до офиса. Намечалась очередная скучная пятница за чтением новостей, обсуждением ничего не значащих тем с коллегами, пара звонков по вопросам прошлых проектов, стандартный обед среднего качества. Он уже практически полностью растворился в этой рутине, как вдруг на его стол легла увесистая коробка с документами. Проект! Командировка. Другие миры. Вот ради чего он пришёл сюда. Вот чем он ещё не успел насытиться, хотя был уже близок. Седой углубился в чтение. Речь шла об организации неизвестной структуры и назначения, занимающейся неустановленной деятельностью, перемещающейся между мирами с помощью воздушного корабля неустановленной модели под названием "Летучий Голландец". Задача: капитальная проверка. Способ: на выбор аудитора. Его взгляд остановился на фотографиях корабля. Они вызывали смешанные чувства. С одной стороны, возникали сомнения в том, что эта штука вообще может летать, а с другой стороны было в образе этого механизма нечто, заставляющее поверить, что именно он самый быстрый манёвренный и боеспособный из воздушных судов во всех мыслимых мирах. Далее последовали досье на предполагаемых членов организации. На некоторых очень подробные, на других неимоверно скудные. Самой толстой оказалась папка с надписью "Дмитрий Рикарди". "Сколько же тебе лет, парень? Как ты столько всего успел?" - пробормотал аудитор, потратив час на изучение содержимого. Гораздо тоньше были папки с надписями "Игорь Д.", "Гайдин" и "Гларн". Совсем тонкая, содержащая буквально одну фотографию и пару документов, с надписью "Иктан". За досье последовали факты и упоминания. Места, появления, действия, всё от показаний свидетелей и газетных вырезок до официальных протоков разнообразных служб. "Палитесь не по-детски, ребятишки. Скоро я вас достану!" - улыбался парень, закидывая документы обратно в коробку в конце рабочего дня. То была совершенно особенная улыбка. Из нынешних коллег никто не отличал её от любой другой, но университетские друзья, увидев такую, сразу рассмеялись бы и сказали: "Ты - плохой Мишка!". А он нарочито опустил бы глаза в пол и тихо ответил: "Да, я такой..."

Структуру мироздания можно изучать бесконечно. Из любого сформулированного правила всегда можно найти множество исключений. Охватить и изучить все принципы взаимодействия миров между собой вряд ли способен кто-либо из ныне живущих. Тем не менее, существуют некоторые довольно распространённые и потому широко известные механизмы. Одним из таких является "Принцип наложения транспортных потоков". Наглядный пример работы этого механизма - это человек, заснувший в купе поезда "Москва-Владивосток" в Красном секторе, проснувшийся в купе совершенно другого поезда, следующего из Столицы Зомби в Город Ужаса в секторе UNZH461. Подобное спонтанно происходит с определённой периодичностью в большинстве известных миров. Аналитики утверждают, что в некоторых мирах данный феномен является причиной от 1 до 3 процентов всех пропаж без вести. Мироходческая способность Седого заключалась в умении управлять этим механизмом по своему желанию. Находясь в любом транспортном средстве в качестве пассажира, он мог практически без каких-либо усилий спровоцировать наложение и моментально оказаться в аналогичном транспорте уже в другом мире. Будучи водителем, он был способен перенести управляемый транспорт с собой и незаметно для других участников движения встроить его в транспортный поток нового мира. Этот способ в общем случае требовал осторожности в использовании из-за вероятности обнаружения автомобилей неизвестных марок и моделей органами правопорядка, но обычно ему удавалось не привлекать внимания. А в данном конкретном случае повода для беспокойства не возникало совсем, ведь в пункте его назначения автомобили марки Toyota Platz, к которой относилось его "Ведро", были в ходу. Миры были практически близнецами. Даже вид государственных регистрационных знаков совпадал.

На определение пункта назначения Седой потратил все выходные. Субботу и большую часть воскресенья он сидел дома, курил перед монитором ноутбука, то и дело совершая короткие телефонные звонки. К вечеру воскресенья он уже не сомневался, что большую часть членов вверенной ему организации он сможет найти в мире, который числился в реестре его работодателей под кодом "E42". Поэтому, собрав вещи и выпив перед сном бутылочку хорошего пива, утром в понедельник, едва выехав из своего двора, Седой сменил город Новосибирск(E43) на практически идентичный Новосибирск(E42). Прорвавшись через идентичную пятничной утреннюю зимнюю пробку, через полтора часа он доехал до здания Бизнес-центра "Кронос"(E42) по виду ничем не отличающегося от здания Бизнес-центра "Кронос"(E43). Он обратил внимание, что списки компаний, арендующих офисы в этих зданиях E42 и E43 отличались не сильно, но уже заметно, да и офис филиала его компании почему-то располагался не на 10 этаже, а на 9. Зато название было таким же, как и во многих других похожих мирах. Всегда "Ernst & Young". Глубоко вздохнув, Седой проследовал к лифту. Через 2 минуты он вошёл в офис, доложил о целях своего прибытия, изложил план действий, составил заявку на необходимые ресурсы, получил временное рабочее место и ключи от квартиры для временного проживания, выслушал благодарность за то, что пользуется личным автомобилем в служебных целях. С этого момента он был там, где нужно и обладал всем необходимым для выполнения задания. Он сел за свой стол и открыл ноутбук. В течение недели он рассчитывал познакомиться с клиентами. Через час он уже знал, где искать Дмитрия. Оказалось, тот уже несколько месяцев живёт в небольшом ПГТ за городом. С поиском остальных членов группы возникли внезапные сложности. Используя ресурсы своей компании по полной программе, до конца дня аудитор наткнулся на редкие следы присутствия Игоря, Гайдина и Гларна в нескольких странах Европы в течение последних месяцев и полную неизвестность относительно текущего местонахождения. Следов Иктана он не обнаружил вовсе. Это ничуть не смутило лирического героя. Он решил начать с Дмитрия, а уже через него выйти на всех остальных.

До конца рабочей недели Седой наблюдал за Дмитрием удалённо. То, что он видел, никак не вязалось с прочитанным в толстой папке. Дмитрий жил бесшабашной жизнью обычного молодого человека. Спал до обеда, тусовался ночами с друзьями, знакомился с девушками, крепко выпивал, и при этом умудрялся 5 раз в неделю вести тренировки в школе Брейк-данса. Никаких других сверхъестественных способностей не проявлял. С другими членами организации не встречался и не контактировал иными способами. Его телефон не был защищён от прослушивания, данные из компьютера также быстро стали достоянием IT-отдела аудиторской компании. Никаких следов незаконной межмировой деятельности не обнаружилось. Становилось понятно, что необходимо идти на контакт. Вечером в пятницу Седой купил новые джинсы, шикарную рубашку и отправился в ночной клуб "Бункер"(E42), который опять же мало чем отличался от "Бункера"(E43). Сидя за столиком с "соточкой" виски, лирический герой наблюдал за Дмитрием, который вместе с друзьями отрывался на танцполе. Седой продумывал и моделировал в голове оптимальную схему знакомства с Дмитрием, которая не вызвала бы никаких подозрений. Пока он был ещё трезв, он отбрасывал один вариант за другим по объективным причинам типа "так он подумает, что я мент", "так он подумает, что я гей", "так он подумает, что я его фанат", "так он может вообще испугаться", "а так делать совсем не вариант". Однако вторая "соточка" сделала своё дело, схем в голове стало возникать всё больше и одна из них вдруг показалась оптимальной. Седой встал из-за стола, а дальше всё было, как в тумане...

Потом неожиданно наступил день. Седой проснулся в кровати съёмной квартиры, которую предоставила ему контора, от жуткой головной боли и острой жажды. Он попытался встать, но обнаружил, что некоторые из его конечностей капитально затекли, не шевелятся, да и вообще придавлены к кровати какими-то людьми. Изучив композицию тел, частью которой он являлся, Седой пришёл к выводу, что помимо него в этой кровати находятся ещё трое: Дмитрий и 2 незнакомые девушки. Ещё несколько секунд клетки мозга, продолжающие тысячами умирать от вчерашней интоксикации, искали способ освободиться из этого человеческого узла. Потом он приложил некоторые усилия и аккуратно свалился с кровати, разбудив при этом только Дмитрия. Небесно-голубые глаза медленно открылись и уставились на Седого. Улыбка, не сходившая с лица Дмитрия даже во время сна стала ещё шире. "Старина-а, ты чего так шумишь?" - пробормотал он осипшим голосом. Седой сидел на полу и не был готов к ответу на вопрос. Все его мысли занимали затёкшие конечности, в которых по ощущениям завелись миллионы голодных термитов, отдающих предпочтение костям, а не дереву. Дмитрий тем временем окончательно поломал композицию тел, выбравшись из-под девушек, которые продолжали мирно спать, и сел в кровати по-турецки.
- Слушай, а сколько времени? А то у меня тренировка в час дня. Блин, я ведь и так из-за тебя вчерашнюю проканал. Меня так и уволить могут.
- Ща, найду часы, - наконец, смог заговорить Седой.
Рука и нога чувствовали себя уже лучше, он встал и оглядел помещение. Комната была равномерно покрыта пустыми бутылками, элементами одежды, остатками какой-то еды и пепельницами, наполненными окурками. Найдя в этом хаосе мобильник, Седой нажал кнопку и сказал:
- Двенадцать.
- О-оу. А в каком мы районе, приятель?
- В Советском.
- А, ну тогда нормально. Должен успеть, - Дмитрий слез с кровати и стал быстро собирать по комнате свою одежду.
- Ох и неплохо же мы тусанулись, походу. Вот только я ничего не помню, - говорил тем временем Седой, показывая на кровать.
- Неплохо - это не то слово! Не помнишь? Серьёзно? Не волнуйся, ты проявил себя, как настоящий мужчина!
- В смысле повернулся к стенке и уснул?
- Ну... Не совсем. Ладно, если захочешь, спросишь у них, когда проснутся. А мне бежать пора. Только сразу их не выгоняй. Напои хоть чаем с печенюшками. Они заслужили.
- Ок. Я только одного не могу понять, как мы вчетвером устроили такой дикий срач всего за ночь?
- За какую ещё ночь, дружище? Вчера эта хата весь день на ушах стояла. И народу было немерено. Просто рассосались все под утро, - уже почти одетый Дмитрий по-дружески похлопал Седого по плечу.
Мозг аудитора был в ступоре до того самого момента, как Дмитрий напялил пуховик, попрощался и вышел в дверь. Оставалось только одно разумное и логичное объяснение тому, как Дмитрий мог пропустить вчера тренировку, которой в пятницу у него в принципе не было, и как хата могла "стоять на ушах" весь день, учитывая, что вчера он весь день был на работе и только вечером пошёл в ночной клуб. Стоя голый в коридоре квартиры, похожей сегодня на наркоманский притон, он ещё раз посмотрел в телефон, чтобы подтвердить свои опасения. На часах было 12:15 8 февраля. Воскресенье. "Неплохо" и правда оказалось не тем словом.

С того дня Седой регулярно поддерживал контакт с Дмитрием. Они виделись от 1 до 3 раз в неделю, ходили в кофейни, смотрели фильмы под пиво, посещали ночные клубы, заводили новые знакомства, бегали на лыжах, а с приходом весны - трусцой, висели на турниках, просто болтали "за жизнь" на балконе. Седой наблюдал и ждал, что Дмитрий хоть как-то выдаст себя или появления других зацепок от прочих членов группировки. Шли недели, но ни того, ни другого не происходило. Игорь, Гайдин и Гларн будто канули в Лету, а Дмитрий вёл себя, как обычный молодой человек, жизнь которого не пощадила хип-хоп культура. Седой спокойно отлучался в E43, иногда проводил там по нескольку дней с друзьями и родными, а потом по официальной версии уезжал в новую командировку, возвращался в E42, встречался с Дмитрием и убеждался в том, что новостей нет. В таком режиме закончилась зима, прошла весна и наступило лето. Седой всё больше внимания уделял своим делам в E43 и всё меньше времени проводил в E42. 3 июля в пятницу состоялась его свадьба, а в воскресенье его, ещё не совсем протрезвевшего после второго дня празднования, разбудил телефонный звонок с новостями о том, что в E42 на Дмитрия неудачно напали трое неизвестных, после чего он говорил по телефону с Игорем и сорвался в Кемерово. Остатки лошадиной дозы коньяка, выпитого вчера на пляже, пулей вылетели через поры Седого вместе с холодным потом.

Через час "Ведро" уже мчалось по Ленинск-Кузнецкой трассе(E42). На пассажирском сидении стоял открытый ноутбук. Ранее на него поступали записи всех разговоров Дмитрия, теперь телефон Игоря прослушивался тоже. В пути Седой слушал телефонные разговоры прямо в реальном времени. За 3 часа с телефона Дмитрия не было ни входящих, ни исходящих вызовов. Зато телефон Игоря практически не умолкал. Он звонил многим людям, многие звонили ему. Он решал параллельно сразу много разных вопросов, и ситуация в которую попал Дмитрий, казалось, совсем не была для него приоритетной. Тем не менее, с каждым часом прослушивания полезной для Седого информации становилось всё больше. Однако, когда Седой въезжал в Кемерово, в каком-то очередном малозначительном разговоре Игорь вдруг выдал: "Слышь мудила, который меня сейчас слушает, лучше забудь всё, что ты услышал. Что бы ты о себе не думал, знай, тебе это не по зубам. Не лезь!" После этого телефон Игоря замолчал. Седой улыбался. Он любил угрозы. И, конечно, не собирался бросать дело, которое наконец-то сдвинулось с мёртвой точки. Он поселился в гостинице и ещё раз внимательно прослушал все разговоры Игоря. Стало понятно, что Игорь собирается вытаскивать Дмитрия из этого мира, но ресурсов для этого у него катастрофически не хватает. В разговорах он перечислил несколько способов, к которым может прибегнуть, и все они были чрезвычайно сложны. Седой в очередной раз порадовался, что его собственная мироходческая способность настолько универсальна и отлично работает в мирах даже с низким потенциалом. К слову, в своих разговорах Игорь упомянул, что можно попробовать вытащить Дмитрия тем самым "Принципом наложения транспортных потоков", разве что назвал его иначе. Разумеется, способностью Седого Игорь не обладал, но владел методологией расчёта времени и места таких спонтанных событий. Он говорил об этом варианте развития событий, как о маловероятном. Шанс того, что он сможет вообще хоть что-то вычислить, был по его словам невелик (слишком много факторов необходимо учесть), и если даже вычисления будут успешными, не факт, что необходимое событие произойдёт в скором времени и будет легко доступно. Игорь сказал, что "конечно, попробует прикинуть на салфетке", но если дело не пойдёт, задуряться не будет и начнёт прорабатывать другие варианты. В седой голове зрел совершенно дикий план. Он решил помочь Игорю вытащить Дмитрия именно этим способом. Ведь в этом случае Дмитрий не исчезнет в неизвестном направлении, а будет в каком-то заранее известном месте. Лучшим вариантом казалось переместиться в пункт назначения и оттуда проследить за Дмитрием на пути к кораблю. Или наоборот сесть здесь на хвост Игорю, но при этом не выпускать Дмитрия из поля зрения. Если бы дело выгорело, Седой бы сориентировался. Провоцировать наложение прямо здесь и прямо сейчас он умел в совершенстве. А спровоцировать его в недалёком будущем, да так мощно, чтобы Игорь, "прикидывая на салфетке" сразу на него наткнулся, вот что было настоящим испытанием для лирического героя.

Следующие 3 часа Седой провёл в полу медитативном состоянии. Сначала он сканировал мир своей способностью на предмет ближайших спонтанных перемещений через транспортные потоки. Обнаружил, что самое раннее произойдёт только через несколько лет. Судя по телефонными разговорам, столько времени у Игоря и Дмитрия просто нет, да и его задание без того уже слишком затянулось. Потом он прислушивался к своим ощущениям и пытался понять, осилит ли он задуманное, и что нужно ему для реализации замысла. Пришёл к выводу, что имеет представление как это всё провернуть. И нужно ему для этого, как не странно, "быть у руля". Уверенной походкой, одетый в спортивный костюм Седой вышел из гостиницы и направился в соседнее здание, в котором располагался фитнес-центр. Заплатив за разовое посещение, он отправился прямо в тренажёрный зал и сел на велотренажёр. Через 15 минут он уже находился в состоянии глубокого транса, не переставая крутить педали. Если бы в этот момент в зал зашёл кто-то, способный видеть чуть больше, чем внешнюю оболочку мира, которая доступна взгляду простых смертных, он не смог бы оторвать глаз от процесса, которым был занят Седой. Способный видеть силовые линии мира узрел бы, как человек на велотренажёре буквально титаническими усилиями по одной выгибает их траекторию, заставляя течь через собственное тело, потом отправляет по её каналу какой-то инородный сгусток энергии, возвращает линию на место и принимается за следующую. Тот, кто осознаёт многослойность мировой ткани, почувствовал бы импульсы, которые посылал каждый оборот педалей по слоям средней глубины. Он понял бы, что процесс аналогичен сейсмической активности, и безобидные импульсы здесь могут вызвать страшные повреждения мировой ткани где-то на другом конце мира. А если самому обычному примитивно мыслящему человеку внезапно объяснить всю глубину процесса, которым был занят Седой, тот, наверное, посчитал бы аудитора как минимум Богом. Однако ни один из трёх людей в радиусе 1000 километров, способных невооружённым глазом увидеть, что на велотренажёре происходят не совсем обычные вещи, не почтил своим присутствием небольшой фитнес-центр города Кемерово в это воскресенье, поэтому поздним вечером ритуал Седого завершился успешно.

Когда он слез с велотренажёра, ему казалось, что ближе к смерти он ещё никогда не был. Ноги отказывались идти. Перед глазами стояли чёрные круги. Руки висели, как плети. Пальцы, ещё недавно сжимавшие руль велосипеда, отекли и совсем не шевелились. Из носа и ушей струились ручейки крови. Вестибулярный аппарат, казалось, просто перестал работать. Седой не мог вспомнить испытывал ли он когда-либо настолько сильную тошноту. Тело ломило, температура была настолько высокой, что казалось на нём можно яичницу жарить. Все самые обычные люди, имевшие удовольствие наблюдать Седого тем вечером на пути от фитнес-центра в соседнее здание гостиницы, сделали один и тот же вывод: чувак нажрался. Поэтому все обходили его стороной, и никто не предложил помощь, которая была так отчаянно ему нужна. Какую-то часть пути он даже прошёл, опираясь на стены, но в основном приходилось ползти. Он боялся забыть подробности перехода, который только что спровоцировал на расстоянии нескольких тысяч километров и почти через неделю в будущем, поэтому всю дорогу проговаривал всё самое важное. Со стороны это выглядело, как отрывистое бормотание: "E42... Мурманск... Дежавю... 11 июля... Суббота... Северный-ледовитый... E7... Академик Седов... Тихий... ЭлЭй... 30 сентября..." Более часа спустя он всё-таки добрался до кровати в своём номере. Проснулся только утром во вторник. До вечера среды Седой практически не мог подняться с кровати и большую часть времени опять же спал, но в короткие периоды бодрствования с помощью ноутбука выяснил, что в понедельник Дмитрий встретился с Игорем и отбыл на поезде в Москву. Это значило, что его план сработал, и всё происходит именно так, как он задумал. Немного обидно было от того, что после встречи в кофейне в понедельник утром, Игорь снова пропал с радаров. Седой полагал, будь он в форме, не упустил бы Игоря ни за что. С другой стороны, у него теперь было много времени, чтобы подождать очередной активности группировки здесь. Ведь если на рассвете воскресенья 12 июля Дмитрий переместится с торгового судна "Дежавю" на "Академика Седова" (здесь лирический герой в очередной раз улыбнулся из-за ироничности названия корабля), то в ЭлЭй его надо будет встречать только через два с половиной месяца. "Опять же, если здесь Игорь и компания снова залягут на дно, можно будет больше времени провести с женой..." - подумал Седой перед тем, как в очередной раз погрузиться в сон.

Лишь один момент никак не выходил из головы Седого на протяжении двух с половиной месяцев. Тот телефонный разговор Дмитрия и Игоря, с которого всё началось. Почему Дмитрий разговаривал с Игорем так, будто не знает его? Может быть, он шифровался, догадываясь о прослушке? Но почему тогда он так легко говорил о трупах и всём остальном? Ответ на эти вопросы был прост, но получить его Седому было суждено только 30 сентября. В остальном, время прошло незаметно и спокойно. Практически всё время он провёл в E43, так как Игорь, Гайдин и Гларн никак не проявляли себя в E42. 20 сентября аудитор улетел в Москву, уладил там кое-какие дела и 25-ого снова сел на самолёт, который приземлился через 12 часов в Международном Аэропорту Лос-Анджелеса. Там он сел в первый попавшийся автобус, идущий в город и через некоторое время совершил переход из Лос-Анджелеса(E43) в аналогичный автобус аналогичного города ЭлЭй(E7). Поскольку этот мир, который сведущие люди называли "Нецзах" или "сефира Личности", отличался от группы миров E4* очень существенно, прежде всего пришлось связаться с представительством своей компании, обменять документы, деньги и прослушать краткое саммари о событиях, происходящих в мире. После этого Седой поселился в гостинице, выспался, арендовал машину, изучил город, покатался по окрестностям и крепко выпил в баре с местными, чтобы изучить произношение здешнего английского и слова, которые в E4* не встречаются. Через пару дней он был уже полностью готов встречать Дмитрия.

Его Императорского Величества Научно-Исследовательское Судно "Академик Седов" прибыло в порт ЭлЭй точно по графику в 10 утра 30 сентября. Дмитрий сходил на берег в матросских штанах и тельняшке-безрукавке, с сумкой через плечо и стандартной лучезарной улыбкой на лице. С их последней встречи он совсем не изменился, разве что на его руках появились какие-то вытатуированные надписи. Седой в брюках и розовой рубашке, также улыбаясь во весь рот встречал его на пристани стандартной приветственной фразой, которой они всегда пользовались в E42:

- Здравствуй, Ганста!
- Ну, и чего тебе надо, педик? - Услышал он в ответ. Дмитрий смотрел на него так, будто впервые в жизни видел.
- Что? Я... - замешкался лирический герой, - Ганста, это же я! Седой. Мы же с тобой 3 месяца не виделись, и ты вот так со мной разговариваешь?
- Ты хочешь сказать, что мы с тобой знакомы? Старик, но тогда ты должен знать, что у меня проблемы с памятью. Например, сейчас я не помню ничего из своей прошлой жизни. Даже, как сел на этот долбаный корабль.
- О как, - в голове у Седого всё стало постепенно проясняться, - Но ты никогда не говорил мне об этом. И за полгода нашего общения я ничего подобного не заметил. Когда ты бухал и ничего не помнил, не считается, конечно.
- Хм, странно. Обычно я всем об этом рассказываю. Чтобы потом непоняток не возникало. Но не парься. У нас есть возможность проверить твои слова, - Дмитрий достал из-под ремня штанов чёрную тетрадь и продемонстрировал её Седому, - Кладезь информации о том, кто я и что творил. Одна проблема, эта чёртова штуковина устроена таким образом, что её невозможно просто взять и прочитать от начала до конца. Надо точно знать о ком или о чём именно ты хочешь узнать, тогда накопаешь записи, относящиеся к делу. Как говоришь? Седой, да? Если мы с тобой и правда много общались, то, наверняка, я это записал. Но если тебя здесь нет, учти, я буду думать, что ты пытаешься меня обмануть, а этого, поверь, лучше не делать.
Дмитрий с минуту листал дневник от начала к концу, потом в обратном направлении, потом снова вперёд. Наконец, остановился, несколько раз пробежал глазами по странице не перелистывая, улыбнулся, захлопнул дневник, засунул его за ремень, схватил Седого за руку, притянул к себе, крепко обнял и радостно объявил:

- Всё в норме, Ганста! Там написано, что ты чёткий чувак и мой корефан. Мы тусили с тобой в Новосибирске. Это где вообще?
- В России, - Седой немного опешил от таких проявлений чувств.
- В Российской Империи, имеешь ввиду?
- Ну... Да, конечно.
- И какого ж фига ты забыл здесь на другом конце Земли?
- Тебя же встречаю, баран, - сориентировался Седой, - Ты же сам меня просил!
- Да? А, наверное. Не помню. Но это я грамотно сделал. Хоть не скучно будет. Слушай, мне тут в Рикарди-таун надо, знаешь где это? Поедешь со мной?
- Знаю. Я на машине. Доедем часов за 6.
- Так чего же мы ждём, дружище!? - Дмитрия, казалось, сейчас разорвёт от счастья, - Погнали!!

В дороге Дмитрий болтал, не умолкая. У "Академика Седова" был чрезвычайно долгий и сложный маршрут, и парень считал своим долгом поведать другу обо всех своих приключениях. Седой молчал и почти не слушал. Он сжимал руль, топтал педаль в пол и зверски злился на себя. Слишком много времени он потерял, сделав ставку на Дмитрия, который, по-видимому, был совершенно бесполезен для проникновения на "Летучий Голландец" и внедрения в организацию, как в E42, так и здесь. В голове аудитора хаотично крутились варианты дальнейших действий. Болтовня отвлекала и раздражала. Хотелось, чтобы Дмитрий заткнулся, курить, выпить 300 грамм виски и уничтожить что-то красивое. Внезапно эти простые желания и стали новым планом. В 30 километрах от ЭлЭй на пустынной трассе Седой нажал на педаль тормоза и съехал на обочину.
- Надо поссать, да покурить, я считаю, - прервал он рассказ Дмитрия, который, казалось, и не заметил, что они остановились.
- Базара ноль, - сказал Дмитрий и вышел из машины.
Седой вышел следом, достал пачку сигарет, вытащил две, одну протянул Дмитрию. Они закурили.
- Кстати, жаль, что ты ничего не помнишь, - сказал Седой, пожёвывая фильтр.
- Почему это? По-моему, наоборот круто. Никаких тебе тяжёлых воспоминаний, боли утрат, привязанностей и прочей фигни, которая мешает жить.
- Да потому, Ганста, - Седой изо всех сил старался скрыть, что его прямо потряхивает от злости, - Если бы ты помнил, что являешься членом неизвестной строго законспирированной организации, действующей на просторах множества миров, ты бы ещё мог быть мне хоть как-то полезен. А так, извиняй!
В следующую секунду Седой убил Дмитрия, разделив его голову Топором вертикально напополам.

В этом и заключалась вторая способность лирического героя, раскрывшаяся после продажи души межмировой аудиторской компании. Она была далека от мироходчества. Она была боевой. В любом мире, в любом месте, в любое время в течении секунды он мог "достать" буквально из ниоткуда своё оружие. Топор. По желанию Седого он моментально появлялся в его руке. В каждом мире он выглядел иначе, чем в другом. В зависимости от потенциала мира мог обладать разнообразными свойствами. Если Топор разрушался, через некоторое время Седой мог "достать" его вновь. Если его где-то оставить или потерять, он со временем исчезал, а Седой с этого момента мог снова его "достать". Также быстро он мог его "прятать" в никуда, если было нужно. Топор просто исчезал. Плюс к этому, вторая часть способности заключалась в том, что уровень владения этим Топором у Седого был невероятный и продолжал быстро расти от тренировок, которыми он не пренебрегал. Храбрые викинги средневековья нервно курили бы в сторонке и завидовали, увидев лирического героя в бою.

Седой курил и смотрел, как упало тело Дмитрия, как по выжженной солнцем земле растекалась алая кровь. Смотрел на Топор, который здесь напоминал скорее какое-то декоративное оружие викторианской эпохи, но судя по тому, как входил в череп в момент удара, был чрезвычайно острым. Седой наслаждался тишиной и видом трупа Дмитрия, который порядком достал его ещё в E42. Он был уверен, узнав о смерти члена организации, Игорь, Гайдин и Гларн начнут дёргаться и обязательно проявят себя хоть в каком-нибудь из миров, и вот тогда он познакомится с ними. Якобы случайно. Так, чтобы не вызвать подозрений. Прикинется ветошью. Вотрётся в доверие. Он умеет нравиться людям. Поможет им в какой-нибудь передряге, коих, судя по телефонным разговорам Игоря, у них хоть ложкой ешь. В результате он всё равно окажется на их корабле. Станет членом команды, если понадобится, и сможет, наконец, понять, чем же именно они занимаются. Эта затянувшаяся подготовка закончится, а, собственно, аудиторская проверка, начнётся.
Выбросив бычок, Седой "спрятал" Топор, сел в машину, развернулся и умчался обратно в направлении ЭлЭй, оставив тело лежать на обочине. Был лишь только один изъян в плане аудитора. Он не знал, а потому не мог учесть, что Дмитрия убивали уже очень много раз, но ещё никому не удалось сделать это навсегда.





Один день «бабьего лета»
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Полдень. Осеннее солнышко ласково грело лица. Легкий ветерок еле заметными волнами пробегал в высокой, ещё зелёной траве. Совсем рядом стояла аллея высоченных тополей, ветер тихонько шелестел в их листве. Не смотря на конец сентября ещё стрекотали кузнечики, вокруг летали последние в этом году, разнообразные насекомые. Такие дни в Красном назывались «бабьим летом». Оказаться здесь именно в этот короткий период было здорово.

Она закрыла глаза и подняла лицо к солнцу. С удовольствием глубоко вдохнула теплый воздух с запахом диких трав и легкой примесью гудрона. Кроме шороха травы, листьев и жужжания насекомых, не было никаких звуков, хотя город был совсем рядом. Открыв глаза, она увидела небо, так много неба! Ярко голубое, безоблачное, оно светилось.

Высокая трава подходила прямо к железнодорожным путям и даже кое-где проросла сквозь щебёнку между шпал. Возле путей была расчищена небольшая полянка, на которую свалили шпалы, очевидно предназначенные для ремонта дороги. На этой полянке они и решили встречать поезд, который теперь опаздывал. Гайдин сидел на груде шпал и тихо чертыхался. Игорь сидел на краю отдельно лежавшей шпалы и смотрел в даль, в поля и думал о чём-то своём. Судя по выражению лица, он был где-то очень далеко, не здесь, в Красном. Они ждали. Операция должна была начаться ещё полчаса назад, но поезда всё не было. Где-то далеко, скорее всего, дико бесится Дмитрий. Дмитрий не любит, когда план срывается...

В поезде, кроме отечественных авто, тайно перевозили оружие. Незаметно проникнуть в состав лучше всего здесь, сразу после выезда с базы. Пока он будет медленно тащиться в полях и петлять между мелкими рощицами, хватит времени чтобы найти в машинах «спрятанное» и подготовить к высадке в условном месте, где их ждал Дмитрий. Поезд опаздывал, Дмитрий бесился, Гайдин матерился, Игорь смотрел в даль, а Аня грелась на солнце, наслаждаясь одним из последних теплых осенних дней. Когда они добудут оружие, остальные двинут на следующее задание, а она вернётся на корабль. Так почему бы сейчас, пока поезда ещё нет, не постоять тут, вдыхая волшебный аромат трав и гудрона.

Вернувшись мыслями настоящее, Игорь повернулся и сказал: «Уйди с путей. Ни к чему машинисту нас видеть. Да и местные вдруг к дороге близко подойдут, заметят». Аня посмотрела на Игоря и молча села рядом с ним. Гайдин, в очередной раз стал всматриваться в бинокль на поворот, из-за которого должен был появиться поезд.

«Волнуешься?» - тихо спросил Игорь у Ани: «Ты в таком впервые участвуешь».
«Нет. Зачем? Охраны нет, времени предостаточно. Даже удивительно, что они такой ценный груз никак не сопровождают».
Игорь пожал плечами: «Очевидно думают, что они самые умные и никто не узнает, что под капотами у Калин не двигатели совсем».
«А на Калины никто и не подумает зариться» - хмыкнул Гайдин. Ему надоело всматриваться в одну точку и он стал осматривать в бинокль окрестности.
«А может устроили там ловушку для нас, кто знает?» - улыбнулся Игорь, покосившись на Аню через плечо.
«Им же хуже» - в тон ему ответила Аня. Вытянув ноги и чуть откинувшись назад, она щурилась на солнце...
«Дмитрий там уже поди озверел от ожидания. У меня аж уши горят, как он нас «вспоминает». Может позвонить ему, сказать что поезд опаздывает?» - Гайдин нетерпеливо поёрзал.
«Не вздумай! Не понятно, прослушивают ли они территорию. Хочешь спалиться и провалить всё? Где тогда брать оружие и ту нефиговую штуку, которую они там везут? Или забыл зачем она нам нужна?!».
«Остынь, Игорь, всё я помню. Просто уже отсидел себе всё на этой деревяшке».
«Ладно, всё. Молчим и ждём!»

Ещё до того как поезд появился из-за поворота, шпалы начали легко дрожать а мелкие камешки еле заметно подскакивать. «Поехали!» - тихо скомандовал Игорь, укрываясь спецназовской маскировочной сеткой. Поезд медленно приближался.





Любитель виски и Общепит
Seraphim_id
seraphim_id
Originally posted at talesofwandering.ru


Это был хорошо сделанный деревянный дом, в котором почти не было мебели. В гостиной, из которой выходило несколько дверей в другие помещения, по центру комнаты стоял большой стол, на столе в отключке лежал парень в розовой рубашке и похрапывал время от времени. Гайдин и Игорь стояли у стола, Гларн сидел на стуле рядом и копался в аптечке, Дмитрий стоял у окна спиной к ним и смотрел на рассвет.
- Почему-то его физиономия кажется знакомой. - С задумчивым видом протянул Гайдин.
- Интересно, где ты его мог видеть? Может просто потому, что он сдает нам квартиру? - спустя небольшую паузу спросил Игорь.
- Не-не-не, где-то я его уже видел, но не припомню где.
- Но если не видел – мы спишем это на твою паранойю – с улыбкой сказал Гларн, продолжая переделывать повязку на руке.

Дмитрий повернулся в их сторону, подошел и взял недопитую бутылку виски, стоявшую возле ножки стола, понюхал содержимое и выпалил: «Фу! Это же Бушмилз! Как это вообще можно пить?!» - все рассмеялись.
На смех из одной из комнат вышла Юля. По лицу было видно, что она только проснулась.
«Чего ржем в такую рань?» - протянула она, зевая.
«Юль, будешь Бушмилз?» - с неподдельным ехидством и издевкой спросил Дмитрий, протягивая бутылку в её сторону.
«Да иди ты к чёрту! Я больше не могу пить эту дрянь!» - ответила Юля и скривила лицо.
После её ответа все рассмеялись.
- А с этим чучелом что делать будем? – спросила Юля, указывая на парня на столе.
- Проснется, и мы отправим его на такси домой, либо кто-нибудь его отведет до станции, а дальше на электричку и в город – ответил Гларн.
- Или грохнем! – с улыбкой и восторгом в голосе сказал Гайдин, вынув из кобуры пистолет и щелкнул предохранителем.
«Ладно, ладно…» - протянул Гайдин, поймав на себе множество взглядов, и убрал пистолет обратно в кобуру.

- Собственно, а вы уже решили с каким прикрытием мы в Польше появимся? – прервав всеобщее веселье, внезапно спросила Юля.
- Пока что основной рабочий вариант: общепит – ответил Гайдин.
- То есть, вы считаете, что Шашлычная в Польше ни у кого не вызовет подозрений?
- Это не просто Шашлычная. Это заведение с международной репутацией и мировым именем! – с улыбкой и пафосом произнес Игорь, сделав соответствующий эффектный жест рукой.
- Ага, ты бы так не говорил, если бы в названии не было твоего имени – слегка прищурившись, ответила колкостью Юля.
- Наверняка. Я бы тогда по-тупому жарил там шашлычки, а СЕОшничать принудили бы Рин.

Парень на столе во сне перевернулся на бок и почти невнятно пробормотал: «…два билета до Свинляндии, пожалуйста» - после чего слегка всхрапнул и продолжил спать дальше.

Компания отреагировала взрывом смеха. Спустя минуту заливистого коллективного смеха, Гайдин жестикуляцией начал призывать всех перестать, дабы не разбудить парня и остальных в доме, но сам тоже не мог остановиться.
Когда все отсмеялись, Дмитрий переглянулся со всеми и они пошли в по разным дверям из этого помещения. Гларн принес неаккуратно свернутую растяжку-транспарант, перекинув её через плечо и придерживая здоровой рукой, Дмитрий вернулся с двумя сумками-холодильниками, Юля принесла корзинку со специями и сверток с ножами для разделки мяса, а Игорь с Гайдином приволокли с улицы два мангала.

- Остальные спят, как убитые – сказала Юля.
- А они точно живы, ты потыкала их палочкой, проверила пульс и дыхание? – сделав ехидное выражения лица, спросил Гайдин?
- Не-а. Но они, по крайней, мере не пахнут. Пока, по всяком случае. И, кажется, имеют нормальный цвет лица.
- Кажется? То есть, ты не уверена? – уточнил Гларн.
- Да, мне было всё равно. Не пахнут, трупных пятен нет, значит, у нас ещё есть время.

Гларн развернул на полу транспарант. На белом фоне черными крупными буквами и шрифтом с завитушками было написано: «Шашлычная у Игоря»
Под этой надписью более мелким печатным шрифтом числилась надпись «Мы работаем Два через Два. Каждый раз на новом месте!».
У верхней надписи было ещё рукописное дополнение: между «у» и «Игоря» красной краской почти вертикально было дописано «дебила».

Внутри свернутой растяжки также была вырезка из газеты.
Юля взяла её и зачитала про себя, а затем и вслух:
«…с момента её появления, в некоторых городах шашлычная была более известна, как «Два через Два у Дебила Игоря». Впрочем, сотрудников это не смущает и они всегда ехидно улыбаются, когда их узнают, говоря, что они работают у дебила Игоря.
По отзывам посетителей, подобная модификация названия увеличила популярность и узнаваемость заведения.
Ходят слухи, что некоторые посетители считают, что «Дебил» - это фамилия Игоря.
Но сотрудники не раскрывают того, как и почему это возникло, а также кто дописал «дебил» на вывеске. Сам Игорь в своем коротком интервью утверждал, что у него другая фамилия, хотя, как считает наша редакция, это может быть поддержание имиджа и истории, поэтому и мы приравняем этот факт ко всем прочим и оставим место для полета фантазии наших читателей.»


- Да-да-да, бодренькая статейка. Хотя фотография у неё мне не очень нравится. Могли бы и с другого ракурса снять, ей Богу! – протянул Игорь.
- Ладно, хватит, и так почти непрерывно ржем, собираться надо – сказал Дмитрий.
После этих слов все кивнули в знак согласия и принялись аккуратно упаковывать предметы мебели, посуду и каркасные конструкции, чтобы суметь быстро развернуть Шашлычную.
За сборами никто не заметил, как парень на столе проснулся, сел на стол, на котором спал и с туманным взглядом наблюдал за сборами команды.
Когда Гайдин и Гларн принялись аккуратно складывать растяжку, он прочитал что на ней и выпалил: «Ба! Да я ж вас знаю! Я несколько лет назад очень хорошо отдохнул у вас в Шашлычной!»
- Вы посмотрите, кто проснулся!.. – со скепсисом на лице сказала Юля.
- О, да, это я! – всё ещё несколько невнятно проговорил парень.
- И как спалось, милок?
- Жестковато. Спина ноет, шея затекла, да и голова гудит теперь, а что?
- Ты, я погляжу, от своей спины совсем не отстаешь – продолжала Юля.
- Че-т я не понял. Ладно, не важно. – парень принялся оглядывать пространство около стола.
Заметив свою бутылку, он наклонился, достал её1, открыл и сделал глоток.
- Во, теперь лучше!
- Алкоооота! – протянула Юля. Парень не отреагировал, а остальные слегка рассмеялись.
- Блин, народ, а раз уж вы эта шашлычная, а запилите мне пару шпажек свиного, а?
- А губешки тебе не закатать? С двойной порцией кетчупа, например – встречно поинтересовался Игорь.
- О, не, спасибо, не надо. Ну, реально, крыша дребезжит, вертолеты на подлете, я бы пожрал.
- А не надо столько пить. – продолжила издеваться над парнем Юля.
- Я знаю, что синька зло. Но и этот же ж не пойло какое, а вискарик! – жалобно протянул парень.
- На, жри – Гайдин протянул парню завернутый в полиэтиленовую пленку бутерброд.
- Спасибо, друг! – после этих слов парень быстро развернул пленку и жадно накинулся на бутерброд.
- Так где ты, говоришь, бывал у нас в Шашлычной?
- Украина, лет пять назад.
- А-а-а-а, так это ты то тело, которое пол дня хлестало пивасик за угловым столиком, потом танцевал на том же столе, и которого признали клиентом дня? – слегка прищурившись спросил Гайдин.
- Про танцы не помню, но так, да, похоже на меня – чавкая ответил парень.
- Вот! Я же говорил, что его рожа мне знакома!
- Ладно, Гайдин, уговорил, это не твоя паранойя – с улыбкой произнес Гларн. Остальные, вместе с самим Гайдином, тоже улыбнулись.
- Слушай, кстати, а что за Свинляндия, куда ты во сне рвался? – спросил Игорь. Остальные снова принялись хохотать.
- Да ты что! Свинляндия – это страна культурных людей! Там всё хорошо и культурно!
- А ты в курсе, что тебя бы там на границе бы арестовали, а на утро казнили бы за нарушение более полусотни законов и конституции, если она там есть?
- Да чего бы ты понимал… - почти обижено протянул парень.
- Ну так объясни же мне!
- Я, как истинно культурный, приехал бы туда адреналину отхватить! Ну и культурно провести время!
Тут произошел очередной взрыв хохота. Смеющихся было не остановить. Сам парень принялся хохотать с остальными и чуть не поперхнулся бутербродом. Получив от Игоря пару ударов ладонью по спине, он прокашлялся, породив очередную волну издевательского хохота.

- Ладно, давай собирайся, сейчас проводим тебя до станции и отправим на электричке в город – сказал Дмитрий через некоторое время, когда все просмеялись.
- А вы?
- А мы сами справимся.
- Ну ладно. – с этими словами парень слез со стола и, слегка покачиваясь, направился к компании жать всем руки на прощание.

- Если вдруг что - обращайся, друган - всё ещё заплетающимся языком пробормортал парень, пожимая руку Гайдину.
- И как я тебя найду?
- Спроси Седого, меня там знают! - скривив лицо, которое он сам наверняка считал гордым, ответил парень.
- Без проблем! - явно с издевательской улыбкой ответил Гайдин, продолжая трясти руку парня.
- Так, ладно, ещё раз благодарю - с этими словами парень броско кивнул головой и направился к выходу из дома.
Игорь кивнул остальным и, получив одобрение, закрепил нож за спиной, проверил наличие денег в кармане и направился следом за парнем.



Переход к полю Шлахштиль
Seraphim_id
seraphim_id
Рог трубил "Подъем!". Солдаты неспешно просыпались и вылезали из своих палаток. В котлах на кострах уже закипала вода и готовился завтрак. Дмитрий, Гларн, Гайдин, Альфонс, Игорь, Юля и Ниру встретились за завтраком. Царило молчание, чем-то напоминавшее неловкую тишину. Все понимали, что через несколько часов будет ещё одна битва с тёмной стороной, а затем последний переход к границе королевства.
"Всё же хорошо! Будьте позитивнее!" – вдруг выпалил Гайдин. И тут все в голос засмеялись. Вероятно, именно чего-то такого не хватало, чтобы разрядить обстановку.
"Ладно, через полчаса встретимся" - с этими словами Альфонс поставил пустую тарелку на стол для посуды и направился в палатку надевать доспехи. Следом за ним, закончив завтракать, по своим палаткам готовиться разбрелись и остальные.
В утреннюю суету в лагере снова ворвался сигнал горна, возвестивший военный сбор, а следом лагерь будто взорвался металлическим скрежетом и распоряжениями от командиров звеньев.

Игорь надел доспехи, взял со стойки меч в ножнах и прицепил его на пояс. После чего выглянул из палатки и крикнул кого-то снаружи. Через минуту в палатку забежала пара мальчишек. Игорь кивнул в сторону невысокого но длинного сундука в углу. Мальчишки подбежали, схватили его с двух сторон и вынесли.
- Не хочется его брать. - с неподдельной грустью в голосе протянул Игорь.
- Почему? - поинтересовалась Юля.
- Дурацкое предчувствие. В прочем, не критично-дурацкое, надо отметить.
- Не беспокойся, всё будет нормально.
- Угу - снова протянул Игорь.
- Не грусти, а лучше помоги мне с ремнями!
Игорь улыбнулся и пошел затягивать доспешные ремни на спине Юли.

Через 30 минут лагерь был свернут и упаковывались последние повозки, отряды ещё не стояли по стойке "смирно", но уже кучковались по-отдельности. Солнце медленно поднималось над тем, что недавно было небольшой деревней, рядом с которой был привал. Лучи весело бегали по кирасам, шлемам, щитам, наконечникам копей, утренний ветер играл со знаменами.

"Приведите парня!" - раздался голос одного из командиров.
Из-за спин одной из групп солдат вывели мальчика лет девяти. Он был одет в простую деревенскую одежду, опухшее лицо и красные глаза выдавали недавние слёзы.
- Как ты, Моп? - командир присел рядом с мальчиком
- Не очень - протянул парень и хлюпнул носом.
- Пойми, Моп, твоих родителей уже не вернуть, но сейчас ты должен держаться. Держаться и жить дальше, ты понимаешь?
- Понимаю...
- Я верю, что ты справишься и станешь сильным.
- Я тоже... - дыхание мальчика участилось и стало понятно, что он вот-вот расплачется.
- Когда-то мой отец говорил: "Что нас не убивает - делает нас сильнее". И я ему верил. И только потом понял, что имел он в виду, что чем больше мы теряем - тем становимся сильнее. И сейчас тебе лучше бы следовать чему-то из этих двух постулатов, ты понимаешь?

Мальчик поднял голову и посмотрел большими карими глазами, на которых наворачивались слёзы, на командира: "Я понимаю" - после этих слов он кинулся на шею командиру и расплакался.
"Держись, Моп, держись. Возможно, сейчас ты проходишь самое важное испытание в своей жизни и должен сделать самый важный выбор" - командир снял латную перчатку и погладил мальчика по голове.
- Рохез и Финно - вы остаетесь с парнем и, убедившись что следов не осталось, должны вернуться в замок вместе с Мопом, понятно?
- Так точно, командующий! - в один голос ответили двое.
- А теперь, Моп, прощайся со своей деревней и ложись спать, нам пора.
Мальчик кивнул и направился в сторону того, что раньше было домами.

"Дмитрий, вы замыкаете, так что организация пепелища за вами" - сказал командир, надевая латную перчатку и поворачиваясь к небольшому отряду.
Дмитрий кивнул.
- Игорь, ты замыкаешь, на тебе факел.
- Ок.
После чего Игорь направился к одной из повозок за небольшим бочонком и факелом.

Через несколько минут армия стояла стройным рядом и все смотрели в поле. Последние ряды стояли почти в упор к руинам деревни: кто-то стоял на сломленном заборе или в огороде, кто-то на скотном дворе, кто-то на месте стога сена.
Перед первым рядом щитов по центру "стены" спал Моп. Командир вышел из первого ряда и, присев рядом с мальчиком, аккуратно положил ему монетку в центр лба, после чего встал и вернулся в строй. Через несколько минут пространство над полем начало искажаться.
"Разомкнуть по центру" - прозвучал приказ.
Армия расступилась, сделав широкий проход по центру. По нему с задних рядов к мальчику направились Финно и Рохез - закованные в блестящие стальные доспехи два копьеносца. На копье Финно развивался синий флаг, на котором золотыми нитями была вышита рука с факелом.
Финно и Рохез встали рядом с мальчиком и повернулись налево и посмотрели на командира.
- До встречи. - с улыбкой произнес командир и надел шлем.
- Так точно!
- Всем остальным - вперед, марш!
После этого приказа армия двинулась в искажение пространства.

Небольшой замыкающий отряд сильно выбивался из общей картины - не было ровного строя, блестящих кирас, да и вся подборка была разношерстной.
- Ну что, все готовы? - с улыбкой спросил Дмитрий, потряся ятаганом и поправив рубашку.
- Конечно
- Конечно да или конечно нет?
- Конечно конечно - с улыбкой сказала Юля, посматривая на бутылочку с какой-то зеленоватой жидкостью.
- Я ещё последнюю не докурил - протянул Гларн, делая очередную затяжку трубки.
- А, тогда ждем. - все рассмеялись.

Армия уже скрылась в пространственном искажении и со стороны это было похоже на хаотичное движение клякс, чем на стройные военные ряды.

"Всё, я закончил" - сказал Гларн, упаковывая трубку запазуху. Но все уже это и так заметили, как обычно, поэтому уже двинулись к искажению.

Проходя мимо Финно и Рохеза, Дмитрий похлопал их по плечам. Они кивнули ему и улыбнулись.
Игорь шел последним, выливая за собой полоску вонючей черной жидкости.
На границе искажения он вылил остатки, образовав мерзкую лужицу, и поджег факел, после чего поднял правую руку, попрощавшись с Финно и Рохезом, они кивнули в ответ и встали по стойке "смирно". Он сделал шаг в искажение и, обернувшись, кинул факел в лужу. Пока пространство ещё не сильно меняло детали он видел, как по черной дорожке побежала быстрая волна огня и остатки деревни очень быстро вспыхнули. Он выдохнул, отвернулся и ускорил шаг.

Визуальная размазня достаточно быстро опять сформировалась в стройные полки. Легион вышел на поле Шлахтштиль. Не было сомнений, это именно оно.
- Смотрите, вон тот дуб ещё даже не вырос - Гайдин указал на небольшое деревце на пригорке.
Все посмотрели и тихо кивнули. все понимали, что через какую-то сотню лет для этого места тут даже будет дорога, но вслух при всех этих солдатах это обсуждать не стоило.

На другой стороне поля не было никакой растительности. Там жила смерть: засохшие одинокие деревья, сухая мёртвая земля, холодный ветер и какой-то легкий полумрак, как будто даже солнце не хотело туда светить. Что сразу бросалось в глаза - мёртвая земля действительно наступала. Невооруженным взглядом было видно, как зеленая трава начинала засыхать и очень быстро обращалась в пыль. Это была волна. Волна смерти, идущая стеной, захватывающая всё, что только может захватить, убивая.

На другом конце поля из полумрака раздался звон. Ещё одна армия, подобная Легиону, вышла из тени. Один только её вид вселял ужас и отвращение: полуразложившиеся (или уже полностью скелеты) тела войнов, смердящий запах, который уже долетел до стройных рядов Легиона, пробирающий до самых костей вой, который когда-то был словами.

Надо отдать должное, вторая армия тоже была хорошо организована и её ряды были тоже были ровны и сплочены.

Две стены войнов, уходящие вдаль на всю ширину поля, стояли и смотрели друг на друга. Каждая сторона понимала, что это не последнее сражение.

"Вперёёёёд!" - с этим криком, выскакивая из-за спин строя, выбежали Дмитрий и Гайдин и рванули в сторону противника. Следом за ними выскочил и весь отряд.
Ни один строй больше не шевелился. Ровно на границе воздействия "волны" Дмитрий влип во что-то вязкое и непроходимое. Какая-то стена стояла между двумя армиями.

"Что за чертовщина?!" - негодовал Дмитрий, пытаясь прорубить себе проход. Безуспешно.

"Ещё не время" - раздался чей-то очень громкий, но в то же время очень спокойный голос. Казалось, он звучал в ушах у каждого, а не висел над Шлахтштилем.

Они остановились и начали оглядываться по сторонам.
"Вон он" - кто-то из строя указал на фигуру в балахоне с белым платком в руке, сидящую на одном из деревьев на границе зелёного луга и мёртвой земли.

- Ты ещё кто такой? - крикнул Дмитрий.
- Я Августин четвёртый. И сейчас Вы собрались выяснять отношения на моей земле.
- Тебя тоже грохнуть под шумок?
Фигура в балахоне ничего не ответила, а только тихонько рассмеялась. На таком расстоянии этого не могло быть слышно, но слышал каждый.

Внезапно подул ветер и тот, кто назвал себя Августином вытянул руку с платком. Спустя мгновение, он разжал пальцы и платок, подхваченный ветром, полетел на поле. Как только он коснулся земли, с легкой вспышкой сдерживающий барьер исчез и армии сорвались на встречу друг другу.



?

Log in